Центральный вокзал, здание компании «Метлайф»

На пересечении 42-й стрит и Парк-авеню находится одно из красивейших и исторически значимых зданий Нью-Йорка, Центральный вокзал («Гранд Централ Терминал», Grand Central Terminal). Он является одним из двух монументальных вокзалов, построенных в эпоху расцвета железнодорожного транспорта.
Огромное по тем временам, величественное здание строилось 10 лет, с 1903 по 1913 год. Вы уже знаете о драматической судьбе разрушенного «Вокзала Пенсильвания». К счастью, Центральный вокзал избежал подобной участи благодаря вовремя принятому закону, запрещающему сносить памятники истории.
Нынешнее здание вокзала – не первое на этом месте. В 1863 году Корнелиус Вандербильт (Cornelius Vanderbilt), основатель семейной железнодорожной империи, объединил несколько транспортных линий, и к концу десятилетия необходимость в строительстве крупного железнодорожного вокзала стала очевидной.
Корнелиус Вандербильт был неординарным человеком и сыграл настолько важную роль в истории Нью-Йорка и всей страны, что о нем нельзя не сказать отдельно. Современникам и потомкам этот человек известен не только по имени и фамилии. Командор, Командор Вандербильт, Патриарх, или просто Первый – это тоже о нем.
Четвертый из девяти детей в довольно бедной семье, потомок голландских фермеров из деревушки Де Бильт, он в полном смысле выражения «сделал себя сам». «Из Бильта» («Ван дер Бильт») – вот так скромно звучала фамилия поначалу. 19 лет от роду Корнелиус женился на своей двоюродной сестре, жившей по соседству. Главным его богатством стали 13 детей, 12 из которых выжили.
С чего началась империя Командора Вандербильта? С того, что, не зная о пользе образования, он в 11 лет бросил школу и устроился работать на паром. К 16 годам у предприимчивого юноши был собственный бизнес – шхуна, перевозившая пассажиров и грузы между Манхэттеном и Стейтен-Айлендом. Во время войны 1812 года он получил правительственный контракт на доставку товаров в форты, расположенные вокруг Нью-Йорка. Именно шхуна дала ему гордое имя Командор.
В 24 года он впервые обратил внимание на пароходы. Однако пикантность ситуации заключалась в том, что две другие компании на тот момент имели 30-летнюю монополию на право использования пароходов. Юный Корнелиус, несмотря ни на что, гонял судно по тому же маршруту и брал более низкую плату. Ему каким-то чудом удавалось избегать и арестов, и прочих методов решения подобных вопросов. Компании-монополисты решили прикормить непокорного мальчишку и даже предложили ему управлять их пароходом. Корнелиус такое предложение отклонил. «Для меня это не вопрос денег. Это вопрос принципа.» Он хотел «всего лишь» добиться отмены государственной монополии на использование пароходов и восстановление принципа честной конкуренции. Дело дошло до Верховного Суда. И что же? Настырный Корнелиус добился своего, монополия была отменена.
В 1829 году он стал в одиночку разрабатывать новые пароходные маршруты. Через 10 лет Командор владел уже сотней первоклассных пароходов и был самым крупным частным работодателем США. Во время калифорнийской золотой лихорадки 1849 года он первым предложил путь в Калифорнию через Никарагуа, намного сократив известные маршруты и сбросив цену на проезд вдвое.
Вандербильт в числе первых заинтересовался железными дорогами, и в числе первых пострадал от них. Поезд сошел с рельс, а Вандербильт, бывший его пассажиром, еще месяц восстанавливал здоровье – два сломанных ребра и проколотое легкое. В 1857 году он был избран директором Железной дороги Нью-Йорка и Гарлема. Одному из ненадежных партнеров примерно в это время он написал: «Вы взяли на себя смелость обмануть меня. Я не буду судиться с вами, это слишком долго. Я вас разорю». Вот так, просто и понятно. В начале 1860-х годов Вандербильт начал переносить капитал из пароходного бизнеса в железнодорожный, и здесь он тоже преуспел.
Овдовев, в возрасте 75 лет неугомонный Вандербильт вновь женился, и опять на своей двоюродной сестре, которой было на тот момент 32 года. Беспощадный в бизнесе, он нажил множество врагов. В завещании был указан только один сын, Уильям. Он единственный вызывал у отца доверие как продолжатель семейного бизнеса. Состояние магната оценивалось более чем в 100 миллионов долларов. Уильяму досталось 95 миллионов, еще по 500 тысяч – каждой из дочерей. Жена также получила в наследство 500 тысяч и очень скромный дом в Нью-Йорке. Он начал с нуля и жил, отдавая все силы, средства и любовь своему делу.
Вот такой человек в 1869 году дал известному архитектору своего времени Джону Снуку вполне определенное задание: построить на большом участке 42-й стрит самый крупный железнодорожный вокзал в мире.
Изначально вокзал был оборудован большим навесом из стекла и металла, но постоянно увеличивающийся поток движения, а также копоть от паровых двигателей приводили к ухудшению видимости. В 1902 году произошла первая крупная авария, погибли 17 человек, и общественное недовольство привело к электрификации системы железных дорог. Таким образом, в 1910 году появился новый закон, запрещавший использование паровых двигателей в Манхэттене.
Вскоре после этой аварии появилось предложение построить другой, больший Центральный вокзал. Его дорогостоящая электрификация и строительство окупились с лихвой.
В 1903 году был объявлен конкурс на лучший проект нового вокзала и названа компания-победитель. В итоге реализацией проекта занимались две компании: одна несла ответственность за общий дизайн, другая – за архитектурные детали и точное соответствие стилю.
Проект включал в себя не только здание самого вокзала, но и офисные помещения, а также жилой комплекс, получивший название «Терминал-сити». Это был «город в городе». Особое внимание уделялось транспортной системе: тротуары и автомобили были разделены специальными рампами, которые вели машины вокруг вокзала.
В итоге строительство вокзала заняло долгих 10 лет и обошлось в 80 миллионов долларов. При этом были снесены 180 зданий, включая больницы и церкви. Официальное открытие вокзала состоялось в 1913 году, но полностью он вступил в работу только в 1927-м.
Фасад здания, смотрящий на 42-ю стрит, выполнен в изысканном стиле, а ансамбль из арок и колонн завершает сверху большая скульптурная группа высотой 15 метров. Меркурий, бог коммерции, поддерживается Минервой и Геркулесом, олицетворяющими мудрость и силу.
Самое сильное впечатление производит огромный вестибюль вокзала, потолок которого расписал специально приглашенный французский художник. Дизайн зодиакальных созвездий был взят им из средневековой рукописи. Через три огромных окна, высотой почти 23 метра каждое, солнечный свет заливает вестибюль.
Французский шик есть и в других местах вокзала. Например, ступени западного входа выполнены из мрамора в той же манере, что и в здании парижской Оперы. Пол вестибюля вокзала также мраморный.
В 1994 году было принято решение о перестройке и модернизации вокзала. Компания, владеющая зданием, хотела как увеличить доходы от него, так и восстановить его былое величие. В ходе реконструкции были сняты дополнительные потолки, чтобы увеличить высоту помещений, обновлены общественные места, добавлен для удобства пассажиров еще один вход, созданы торговый центр и зона кафе, а также добавлен большой стальной орел над новым входом, на пересечении 43-й стрит и Лексингтон-авеню. Тот самый орел, который украшал здание вокзала в 1898 году. Обновление обошлось в 250 миллионов долларов.
В наши дни здание вокзала служит своеобразным транспортным узлом, эффективно соединяя железнодорожный транспорт, метро, автомобильное движение и бесконечные потоки пешеходов. Немного впечатляющей статистики: на двух уровнях размещены 67 путей для поездов, по ним ежедневно проходит около 660 составов, из которых 98% исключительно точно придерживаются расписания. Услугами вокзала ежедневно пользуются более 125 тысяч человек, еще полмиллиона туристов каждый день приезжают посмотреть на него. В здании вокзала размещаются более ста торговых точек, старейшая из них (закусочная «Ойстер бар», Oyster Bar) была открыта в 1913 году. Знатоки вопроса утверждают, что здесь подают самых вкусных «гадов» в городе. Каждый день в здании вокзала продается десять тысяч порций еды. В бюро находок хранится до 20 тысяч предметов. Любопытно еще вот что: наиболее часто пассажиры теряют плащи, до двух тысяч штук в год. Так же часто в поездах забывают компьютеры и мобильные телефоны, 98% которых возвращаются владельцам.
Конечно, сказать, что жители Нью-Йорка любят все высокие здания в городе, было бы преувеличением. Есть среди зданий и несомненные шедевры архитектуры, и те, которые нью-йоркцы предпочли бы видеть не на улицах, а на исторических открытках. Одно из таких зданий вы можете увидеть, если пройдете несколько шагов по Вандербильт-авеню. Но даже стоя на месте, вы не сможете его не заметить.
Здание страховой компании «Метлайф» (MetLife) не любят многие: «оно перегораживает вид на Парк-авеню», «оно слишком массивно», «у него отвратительная архитектура» - это только начало списка жалоб. Как бы то ни было, место для здания выбрано действительно очень неудачно. Оно нависает над зданием Центрального вокзала и высится бетонной громадой над еще одним уникальным зданием, «Домом Хемсли», постройки 1929 года, расположенным по другую сторону от него.
В 1958 году владельцы территории, примыкающей к Центральному вокзалу, решили ее обустроить. Первый предоставленный им план перестройки был признан слишком скромным. Второй план предусматривал строительство выдающегося во всех смыслах, восьмиугольного здания. На дизайн здания архитекторов вдохновила «Башня Пирелли» в Милане.
Архитекторы предусмотрели создание вертолетной площадки на крыше здания, но после инцидента 1977 года, когда вертолет упал на крышу, и погибли 5 человек, площадку закрыли.
Изначально здание называлось «Гранд Централ Сити» в честь вокзала, затем, в 1960 году, - «Пан Американ» в честь основного владельца, авиакомпании «Пан Ам», а в 1981 году за 400 миллионов долларов здание приобрела страховая компания «Метлайф».
Если вы все же проявите любопытство и сделаете несколько шагов по Вандербильт-авеню, не пожалеете. На первый взгляд ничем не примечательная вывеска «Квартира Кемпбелла» (The Campbell Apartment) перенесет вас назад во времени.
Джон Уильямс Кемпбелл, американский миллионер и финансист, железнодорожный магнат, устроил за этой дверью свой офис. Надо сказать, что это был не просто офис. Один из богатейших людей своего времени хотел видеть в качестве офиса нечто выдающееся. Он арендовал у Корнелиуса Вандербильта, собственника здания «Гранд Централ Терминал», около 350 квадратных метров здания, одно большое помещение с потолками высотой почти 8 метров и невероятных размеров камином. В этом самом камине он хранил металлический сейф.
В 1923 году Кемпбелл пригласил одного из ведущих архитекторов своего времени и дал ему задание устроить в арендованном помещении офис. В итоге пустое помещение через короткое время превратилось во флорентийский дворец XIII века с расписными потолками и цветными окнами. «Офисной мебелью» служили итальянские столы и стулья XIX века. Стены украшала коллекция предметов искусства общей стоимостью более миллиона долларов. Был и массивный стол, за которым Кемпбелл управлял своей империей. А еще был невероятной красоты персидский ковер, занимавший весь пол (вспомним, что это около 350 квадратных метров!), который в то время оценивался в 300 тысяч долларов (3,5 миллиона в современных ценах). Кемпбеллу этого показалось мало. Он добавил орган и рояль, и солидный днем офис по ночам превращался в место развлечения ближайших друзей бизнесмена, которые приходили послушать музыку и приятно провести время.
После смерти Кемпбелла в 1957 году мебель и ковер исчезли в неизвестном направлении, роскошный офис превратился в кладовую Центрального вокзала. Только в 1999 году помещение было переоборудовано в стильный бар, носящий гордое название «Квартира Кемпбелла». Многих название сбивает с толку: люди думают, что в этом помещении Кемпбелл жил. В нынешнем баре воссоздан интерьер офиса – потолок и стены выглядят так же, как при их славном первом владельце, сейф занял свое почетное место в камине. Обновление обошлось в 1,5 миллиона долларов. В 2006 году нынешний владелец помещения решил пойти еще дальше. Интерьер бара был снова обновлен, включая ковер и мебель, причем без закрытия бара, всего за 12 часов. Теперь это одно из популярных мест отдыха горожан и туристов.
Посмотрите еще раз на роскошное здание «Гранд Централ Терминал», и мы продолжим нашу экскурсию. Нам предстоит еще немного пройти на восток по 42-й стрит - от Парк-авеню, на пересечении с которой мы сейчас находимся, до Лексингтон-авеню.

***** 42-я стрит, Лексингтон-авеню

Итак, мы идем дальше на восток по 42-й стрит. По левой стороне – фасад здания «Гранд Централ Терминал» с его изумительными колоннами, арками и скульптурами. Далее по этой же стороне – здание гостиницы «Гранд Хайатт Нью-Йорк» (Grand Hyatt New York). А справа находится здание Музея американского искусства. Пожалуй, это единственный крупный центр искусства в полностью коммерческом окружении этой части Манхэттена.
Здесь представлена интереснейшая коллекция картин и скульптур, 4 раза в год устраиваются персональные выставки современных художников, два раза в год – выставки скульптур. Кроме того, каждую среду и пятницу в 13.00 здесь проводятся организованные экскурсии. Вход свободный. Кроме выставок и образовательных программ, музей проводит так называемые «Представления на 42-й», то есть многочисленные бесплатные концерты, танцевальные и театральные представления.
Парк-авеню, от которой мы только что отошли, заслуживает отдельного рассказа. Сейчас же наш путь лежит к следующей интереснейшей улице Манхэттена – Лексингтон-авеню (Lexington Avenue). Она получила свое название в честь исторической битвы 1775 года, первого сражения Американской революции.
Небольшая в длину, менее 9 километров, что составляет 110 кварталов, она идет через Гарлем, восток верхней части и всю среднюю часть Манхэттена и далее, к своему истоку в парке Грэмерси (Gramercy Park) между 20-й и 21-й стрит, Парк-авеню и Третьей авеню. Любопытно отметить, что этот парк является одним из двух ныне существующих частных парков в Нью-Йорке, куда практически закрыт доступ публики. Лексингтон-авеню не была включена в План застройки 1811 года, поэтому у нее нет номера. Центральная часть улицы отсчитывает свое начало с 1832 года. В начале XX века улицу реконструировали и расширили, проложив под ней линию метро, таким образом, в 1918 году улица получила свое новое лицо.
Жители Нью-Йорка часто называют эту улицу ласково и кратко: «Лекс». Она словно делится на два яруса: над магазинами нижнего яруса расположены офисы верхнего. В той части улицы, где мы сейчас находимся, а также немного выше и ниже, расположено множество гостиниц, а дальше на север – многоквартирные дома.
Упомянув о домах, будет уместно немного поговорить о том, где живут американцы. Около 70% американцев имеют собственное жилье, однако этот показатель может существенно отличаться в зависимости от региона. Общая тенденция такова: чем меньше населенный пункт, тем выше процент собственников жилья. В штатах центра страны этот показатель самый высокий, в западных – самый низкий.
Исследования показывают, что владельцы собственного жилья имеют более высокий доход и, как правило, семью. Если говорить о возрасте, то статистика такова: менее половины людей в возрасте до 35 лет имеют собственное жилье, в возрастной группе от 55 до 64 лет (то есть, к пенсионному возрасту) – чуть больше 80%. Самый высокий показатель – среди семейных пар в возрасте 70 лет.
На рынке жилья США мирно уживаются частные дома и усадьбы, жилые комплексы, а также многоквартирные дома, находящиеся как в государственной, так и в частной собственности.
После Второй мировой войны американцы начали переселяться в пригороды, плотность населения в которых была ниже, чем в крупных городах, но выше, чем в сельской местности. Земля под застройку там стоила немного, бензин не был дорогим, а уровень преступности - значительно ниже, чем в крупных городах. Дома в пригородах были и остаются в основном 1-2-этажными.
Чем больше город, тем дороже в нем недвижимость. Чем престижнее штат, тем дороже в нем жилье. Если в маленьком городке на Среднем Западе участок под постройку дома можно приобрести за несколько тысяч долларов, то в крупных городах, особенно в Нью-Йорке, недвижимость высокого класса стоит миллионы долларов. К примеру, чтобы обосноваться в пентхаусе здания «Трамп Интернэшнл» (Trump International Building) с окнами трехметровой высоты, пятью спальнями, шестью с половиной ванными комнатами, столовой и библиотекой, а также панорамным видом на север, восток и запад, придется раскошелиться на семьдесят тысяч долларов в месяц.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Нью-Йорк. Манхэттен-1"

Информация по экскурсии

Длительность: 3,5 ч
Длина маршрута: 3,5 км
Автор: Н. Березинская
Читает: О. Кравчук

НЬЮ-ЙОРК Как только не называют Нью-Йорк! «Большое яблоко», «Каменные джунгли», «Столица мира», «Город, который никогда не спит», «Новый Вавилон», а то и просто «Город». Каждое из этих названий заслуженно и отражает суть этого города. Нью-Йорк, знакомый нам по десяткам фильмов, манит своим величием и размахом, мощью и лоском, историей и воплощенными мечтами. Экскурсия познакомит с главными достопримечательностями средней части Манхэттена: знаменитыми небоскребами, Публичной библиотекой, Центральным вокзалом, комплексом ООН, а также докажет, что пронумерованные «авеню» и «стрит» однообразны только на карте. В жизни у каждой из них свой характер и своя судьба.


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.