Екатерингоф

Пространство между Обводным каналом и Нарвской площадью еще до первой трети XIX века входило в состав Екатерингофа. Даже когда Екатерина II в 1760-е годы стала раздавать вдоль Петергофской дороги новые участки, она делала это как собственница большого Екатерингофского имения.
Своим возникновением парк обязан небольшой, но славной победе русского оружия. 6 мая 1703 года в устье Невы вошли два небольших шведских корабля: галиот «Гедон» и шнява «Астрид». Они шли на помощь оборонявшейся крепости Ниеншанц, но не знали, что 1 мая шведский гарнизон уже сдался.
Русские решились на небывалой дерзости маневр, на рассвете 7 мая подойдя на маленьких судах, солдаты взяли шведские парусники на абордаж. Произошло это как раз в устье современной реки Екатерингофки. В память об этой «виктории» царь Петр I в 1711 году велел основать царскую резиденцию Екатерингоф, названную в честь жены – Екатерины I. Резиденция должна была стать частью ансамбля Петергофской дороги.
Вслед за Екатерингофом, двигаясь в Петергоф, путешественники проезжали еще две небольшие резиденции его дочерей – Елизаветгоф и Анненгоф. Тогда, кстати, Петергофская трасса в этом месте проходила по Емельяновской дороге. Ей соответствует современная Лифляндская улица, она рассекает Екатерингофский парк попалам.
Не любивший больших дворцов, Петр I распорядился построить для своей жены компактный деревянный дворец, представление о нем дает сохранившийся дворец в Стрельне. В 1747-49 годах по указанию императрицы Елизаветы Петровны, дочери Петра, ко дворцу были пристроены большие флигели. Одновременно рядом было отведено место для массовых гуляний, что определило навсегда характер Екатерингофа как парка для отдыха и увеселений.
Ныне парк Екатерингоф занимает сравнительно небольшую территорию, повторяя очертания старинного парадного придворцового участка.
Однако до конца XVIII столетия летняя императорская резиденция Екатерингоф включала в себя гораздо большее пространство. На востоке граница доходила до нынешнего Московского проспекта. Имение включало в себя обширные пространства зверинца — густого леса со специально завезенными дикими зверями, на которых по европейской традиции устраивались потешные охоты.
Правда, как зверинец лес использовался лишь при Анне Иоанновне, страстной охотнице. До этого, с петровских времен, он оставался совершенно не освоенным. Сам Петр I не был заядлым охотником. Как-то он даже сказал, что это пустая забава, ему не до баловства, все чаще ему приходилось охотиться на внешних и внутренних врагов.
Иных взглядов придерживалась Екатерина II, сменившая Елизавету, и приходившаяся ей невесткой. Свекровь она недолюбливала, но к Петру I, которого никогда не видела живым, испытывала благоговение. В 1779 году она приказывает разобрать несуразные на ее вкус боковые флигели и возвращает тем самым дворцу его первозданный облик.
В 1760-х годах императрица начинает отдавать расположенные вдоль петергофской дороги екатерингофские земли в частные руки. Некоторые участки она не отдавала, а сдавала внаем. Например, на месте сквера на углу Обводного канала и Старо-Петергофского проспекта с домом в стиле классицизма. С 1760-х годов существовало уже знакомое нам имение вдовы «Ульрихши», которая платила аренду императрице как верховной собственнице этих земель.
При следующем монархе - Павле I, который в свою очередь недолюбливал мать – Екатерину II, но опять же преклонялся перед прадедом – Петром I, Екатерингоф перестал быть императорской резиденцией. В 1800 году Павел I подарил его своей фаворитке Анне Лопухиной (Гагариной). В 1804 году Екатерингоф и вовсе перешел в ведение городских властей, устроивших там общественный парк. Правда, император Александр I позаботился, чтобы парк был обустроен по высшему разряду. По проекту знаменитого О. Монферрана был выстроен «воксал», тогда так называли большие павильоны для увеселительных мероприятий.
В это время достигает размаха обычай, заведенный еще при Петре I. 1 мая вся знать Петербурга съезжалась в Екатерингоф, чтобы отпраздновать победу над шведами в устье Невы, закрепившей эти земли за российской короной. Первомайские гуляния описаны у нескольких классиков, в основном с сарказмом. Например, только приехав в Петербург среди прочих впечатлений от столицы Н.В. Гоголь пишет маменьке: «Все эти однако ж гулянья несносны, особливо екатерингофское первое мая, всё удовольствие состоит в том, что прогуливающиеся садятся в кареты, которых ряд тянется более нежели на 10 верст и притом так тесно, что лошадиные морды задней кареты дружески целуются с богато убранными длинными гайдуками. И всё это для того, чтобы объехать кругом Екатерингоф и возвратиться чинным порядком назад, не вставая из карет. И я было-направил смиренные стопы свои, но обхваченный облаком пыли и едва дыша от тесноты возвратился вспять». Точнее не опишешь, добавим лишь, что в 1825 году была выставлена гравюра Карла Гампельна, изображающая гуляние из Петербурга в Екатерингоф 1 мая 1825 года, на которой был мельчайшим образом несколько сотен экипажей, представлявшей собой ленту длиной 10 метров.
В гоголевском же описании майского гуляния находим еще важную черту городской жизни: «В это время Петербург начинает пустеть, все разъезжаются по дачам и деревням на весну и лето». Действительно все стремились уехать из душного города до осени. Представьте городской воздух того времени в жаркие дни, насыщенный запахом конского навоза (конный транспорт был единственным), гниющих продуктов (не было холодильников) и нечистот (нормальной канализации не было вплоть до советской власти). Вам станет понятно страстное желание каждого горожанина любой ценой уехать на лето из города.
Кто побогаче уезжал в свои пригородные усадьбы, в том числе те, что располагались вдоль Петергофской дороги. Кто победнее – снимали небольшие дачи, и спрос на них только рос. Гвардейские полки по Петергофской дороге, свернув у так называемого Привала на Нарвскую дорогу, уходили на все лето в Красное село. Город пустел, зато жизнь вдоль Петергофской дороги начинала бурлить…
Вернемся к Екатерингофу. К концу XIX века первомайские гуляния из аристократических превращаются в народные. Сюда на берег Екатерингофки начинают приходить большие компании рабочих с окрестных фабрик и заводов. С женами, детьми, корзинами, наполненными закуской и мутными бутылями, они находят здесь свое пролетарское счастье. На маевках, где рабочие говорили, что называется, «за жизнь», начинают звучать и революционные нотки. Только собравшись в одном месте, тысячи человек начинают чувствовать себя действительно силой. Правда, смена классового статуса отражается и на состоянии парка, водоемы мелеют и грязнеют, постройки разрушаются.
После революции бывший Екатерингоф приводится в порядок. Парк, ставший родиной Первомая, справедливо так и называют Садом 1 мая. Он остается традиционным местом отдыха трудящихся, теперь уже освобожденных. Символично, что в 1926 году от пожара сгорает царский Екатерингофский дворец, о восстановлении его речи нет - остатки мгновенно растаскивают на дрова. На его месте находится сейчас бетонная площадка за Лифляндской улицей.
Большой урон прочим парковым сооружениям и самому парку нанесла Великая Отечественная война, парк прорезают траншеи, одновременно разбиваются огороды для рабочих. После войны парк восстанавливают, хотя к настоящему времени более менее сохранился лишь зеленый массив парка и общая планировка аллей. В 1948 году парк получает новое название – имени 30-летия ВЛКСМ. На центральной площадке появляется памятник героям-комсомольцам. Монумент интересен тем, что на знамени можно разглядеть профиль И. Сталина.
На живописном пруду, украшенному павильоном можно покататься на лодке. За Лифляндской улицей парк более дикий, зато здесь в летнее время на берегу Екатерингофки дымятся мангалы. Местные жители приходят компаниями, чтобы невольно поддержать традицию кратковременного отдыха посреди городской суеты. Однако, возвратимся к Петергофской дороге, проследим, как развивалась судьба тех участков, которые начиная с 1760-х годов возникали на бывших обширных пространствах Екатерингофа.
В заключение еще несколько слов о Первомае.
-----
Итак, Екатерингоф – родина Первомая именно как пролетарского праздника. Хотя праздник это очень древний, и дело не только в том, что 1 мая 1703 была взята крепость Ниеншанц. Некоторые историки возводят праздник 1 мая к языческим. Действительно в Древней Италии в это время поклонялись богине плодородия Майе, собственно и месяц в римском календаре получил название от нее.
У германских народов ночь с 30 апреля на 1 мая называлась «Вальпургиевой ночью», воспетой поэтами, музыкантами, художниками. Считалось, что в эту ночь собираются ведьмы на горе Броккен и справляют шабаш. Причем с приходом христианства празднование был запрещено, но его продолжали справлять тайно.
На формирование русского Первомая не могло не сказаться то, что в России особо чтилась Пасха, символ возрождения жизни. Праздник этот относится к «преходящим», празднуется в первое воскресение после первого полнолуния после весеннего равноденствия. Каждый второй-третий год она приходится на последнюю неделю апреля – первую неделю мая.
Одним словом у многих народов начало мая имело ореол сакральности. А то, что с 1880 года праздник уже отмечался как международный день трудящихся в память о разгоне демонстрации чикагских рабочих, придало ему современный облик.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Петергофская дорога"

Информация по экскурсии

Длительность: звук 2 часа
Длина маршрута: 3 км
Автор: С. Баричев, М. Несин
Читает: Д. Березин

Аудиогид знакомит с Петергофской дорогой, городской магистралью, проходящей сегодня в Петербурге по Старо-Петергофскому проспекту, проспекту Стачек и Петергофскому шоссе. Основанная 300 лет назад как парадная дорога из столицы в Петергоф, она и сегодня дарит туристам уникальные памятники, великолепные виды и интересные истории из жизни Северной Венеции.


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.