Стрельна: Дача А.Д. Львова (Санкт-Петербургское ш., 69)

100% Complete (success)
0% Complete (success)

Чуть прикрываясь деревьями, недалеко от шоссе притаился небольшой дворец, похожий на замок. Это дача А.Д. Львова, ее еще называют Львовский дворец, как никак последний его владелец был князем. Сейчас здесь небольшой выставочный зал и отделы стрельнинской администрации.
Одно из названий этой усадьбы – «Александровка», происходит фамилии генерал-майора Павла Константиновича Александрова. Он был внебрачным сыном великого князя Константина Павловича. Неудивительно, что для обустройства своего дворянского гнезда он выбрал место по соседству с Константиновским дворцом.
Приобретя участок в 1838 году, участок П.К. Александров возводит каменный дворец в модном тогда стиле эклектики и неоготики. Т-образное в плане здание асимметрично. Это было в новинку и сильно контрастировало с тем же Константиновским дворцом. Но прославил эту усадьбу на всю Россию внук П.К. Александрова - князь Александр Дмитриевич Львов.
Человек он был неординарный и в хорошем смысле «с прибабахом». Например, самый известный его фотопортрет как полагается сделан в парадном мундире, с пенсне, но при этом с пожарной каской на голове. Это не случайно, князь А.Д. Львов был увлечен пожарным делом. Его так и называли «огненный князь». Это его сблизило с другим Александром Дмитриевичем – графом Шереметевым – последним владельцем «Ульянки».
Еще в 1880 году, когда ему было всего 17 лет, Львов создал первую в России добровольную команду «тушильщиков». В 1883 году он выстраивает в своей усадьбе первое в Стрельне здание местной пожарной части с 17-метровой каланчой, через 4 года выросшей до 25,5 метров (она не сохранилась). Князь любил подниматься на нее с подзорной трубой и лично контролировать пожарную обстановку.
В 1892 году Львов был избран председателем только что основанного Российского пожарного общества. Александр Дмитриевич любил не только пожарное дело, но и вообще все новации. Например, как мы помним, он безвозмездно выделил часть своего имения в Стрельне для разворотного кольца «Ораниенбаумской электрической линии». Только после войны кольцо было перенесено ближе к Петербургу, за реку Стрелку.
С этим несохранившимся кольцом и вообще со Стрельной связано имя Александра Блока. Когда после революции восстановили движение по Оранэле от Нарвских ворот до Стрельны, огромное количество жителей Петрограда стали пользоваться им, чтобы выехать из душного города на морской простор. Обожал эти поездки и Александр Блок, прелесть этих мест он открыл для себя весной 1919 года.
В это время въезд в Стрельну был запрещен, в 1918 году здесь на стрельнинском моле, уходящем в залив, проводились массовые расстрелы «красного террора», последовавшие за убийством большевиков Урицкого, Володарского, покушением на Ленина. В память о них установлена та самая часовня на берегу Стрелки. Вероятно, названия близлежащих поселков Урицк (бывш. Лигово) и станции «Володарская» (б. «Сергиево»), возникли как символ отмщения. Само же название Стрельня, как и во время войны приобрело жуткое звучание.
Однако Блок получил пропуск в Стрельну и пристрастился к поездкам на взморье. Стрельна с запущенными каналами и прудами, вековыми липами, напоминала ему родную дедовскую усадьбу Шахматово. Летом 1920-го года в Стрельну, когда запрет уже был снят, его стала сопровождать поэтесса Евгения Книпович. Вот что она вспоминала: «Влезли в трамвай, по хулигански, с передней площадки (то есть чтобы ехать «зайцем» - прим. авт.); промелькнули огороды, дачи, сады, пустыри, потянулись поля, перелески. Наконец, трамвай остановился...»
Где трамвай остановился, понятно. Дело в том, что на Оранэле остановки были гораздо реже чем сейчас. Предпоследняя остановка была на знакомом нам «Привале», а последняя уже здесь, на кольце у «Дачи Львова». Читаем дальше воспоминания: «Мы вышли на проселок и пошли вниз под гору между старых акаций. … Мы шли вдоль заросшего лилиями канала, за ним парк, почти сплошь столетние липы, оттуда несся нестерпимый пьяный запах липового цвета и звук точно дрожь натянутой струны - это звенели пчелы над липами Стрельны»…
Последнюю поездку в Стрельну Блок совершил в начале июня 1921 года, 40-летний поэт уже был разбит тяжелой болезнью, еле ходил с палкой. Кое-как ему удалось добраться от дома на Офицерской ул. (ныне ул. Декабристов) до кольца «Оранэлы» у Нарвских ворот. В Стрельне он уже конечно не гулял, а долго сидел и смотрел на море. Вернувшись домой он слег в постель, 7 августа 1921 года Александра Александровича не стало.
И еще одно литературное воспоминание. Вспомним снова «Республику ШКИД», одна из глав которой так и называется «Стрельна трепещет». Мы помним, как весной шкидовцы по давно заведенному питерскому порядку переезжали на дачу, в Стрельну.
Шкидовцы переезжают из своей «резиденции» на Старо-Петергофском проспекте на дачу прямиком на трамвае, точнее на специально выделенной платформе. В тексте важная деталь, читаем: «У Нарвских ворот переменили моторный вагон с дугой на маленький пригородный вагончик с роликом». Составы «Оранэлы», как мы помним состояли из рижских вагонов и токосъемники у них отличались от обычных трамвайных дуг.
Проезжая мимо Троице-Сергиевой пустыни, беспризорник Янкель заорал: «Монастырь! Ребятки, монастырь! … Ведь я же год жил в нем». Действительно как мы помним, в обители тоже обустроили колонию. Воспоминания о ней у Янкеля своеобразные: «Ведь я же год жил в нем. Год! … Если б вы понимали. Ведь монастырь. Кладбище, могилки. Хорошо. Кругом кресты…»
Ну и главный вопрос, а где же находилась шкидовская дача? Здесь нет места для выдумки – повесть почти документальная. Если внимательно изучить «приметы», указанные в тексте, то приходишь к выводу, что дача размещалась как раз во дворце А.Д. Львова. Во-первых, трамвай доехал до кольца и остановился рядом с дачей. Кольцо было здесь. Еще аргумент: когда ребята вылезли на крышу, то увидели «загоравшую на вышке» преподавательницу немецкого языка. Других башен и вышек, кроме тех, что украшают Львовский дворец, в округе нет.
Упоминающийся в книге пруд тоже был на львовской даче, он засыпан относительно недавно при реконструкции Нижней дороги. Были рядом с дачей и стрельнинские огороды, куда шкидовцы ходили воровать картошку…
Вот и подошло к концу наше знакомство с Петергофской дороги. Как видим, жизнь Петергофской дороги продолжается. Мы увидели, как до сих пор здесь сохраняются следы прошлого, как строятся новые дома, какие имена связаны с историей этой дороги.
Согласитесь, что по прошествии 300 лет Петергофская дорога – это не просто набор уцелевших памятников былого величия, а целостный механизм городской жизни. Князей сменяют купцы, купцов – беспризорники, беспризорников – рабочие, рабочих – VIP-персоны. Но ритм жизни, однажды заданный Петром I, звучит и ныне.
Конечно, в одну экскурсию трудно уместить всю историю дороги. Если она Вам показалась интересной, сделайте своей настольной книгой историко-архитектурный путеводитель «Петергофская дорога» замечательного краеведа Сергея Борисовича Горбатенко.
Загляните в музеи «Петергофской дороги» - их два, один, официальный находится в усадьбе «Кирьяново», другой, созданный энтузиастами – в библиотеке им. М.А. Шолохова на улице Лени Голикова. Зайдите на сайт «Энциклопедия Петергофской дороги» (www.petergofka.ru). А если Вы захотите подробнее познакомиться с Петергофом и Ораниенбаумом – воспользуйтесь аудиоэкскурсиями нашего издательства.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Петергофская дорога – 2"

Информация по экскурсии

Длительность: звук 2 часа
Длина маршрута: 15 км (рекомендуется использование велосипеда или автотранспорта)
Автор: С. Баричев, М. Несин
Читает: Д. Березин

Вторая часть аудиогида знакомит с участком Петергофской дороги от Автово до Стрельны. Здесь сохранилось немало усадеб, дворцов, а также достопримечательностей, рассказывающих об истории Кировского и Красносельского районов, а также Стрельны.


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.