Молочня

Кроме преклонения перед дикой природой эпоха Просвещения породила стремление имитировать в парках и элементы сельской жизни. Мода на пастораль при Екатерине II проникла в Россию, где в загородных парках стали создаваться фермы для разведения скота. Не стал исключением и Павловск. Еще 15 ноября 1779 года, исходя из желания великой княгини Марии Федоровны, по повелению Императрицы Екатерины Великой недалеко от будущего Павловска, в деревне Кузнецы, появилась ферма с 6 голландскими коровами, 4 киргизскими овцами и еще 12 головами крупного и мелкого скота.
Уже несколько лет спустя, с созданием павловского дворцово-паркового ансамбля, Мария Федоровна решила построить еще одну ферму недалеко от дворца. Изначально она предусматривалась для содержания и дойки коров, а также хранения молока и поэтому получила название Молочни.
Молочня была построена в 1782 году между Старой Сильвией и Большим Павловским дворцом недалеко от западной границы парка за которой были луга для выпаса содержащихся в Молочне коров. На примере Пиль-башни мы видели, что, несмотря на господство классицизма, в Россию проникали так же романтические и неоготические веяния.
В стиле неоготики выполнена и Молочня, напоминающая романтическое средневековое здание на манер немецкой фермы или трактира. Окружающая Молочню светлая березовая роща компенсирует мрачный колорит темного камня, которым облицовано здание.
Своим географическим положением Молочня и растущая вокруг нее роща как бы композиционно связывают дикую Старую Сильвию с парадным регулярным придворцовым районом. Автором проекта Молочни был Чарльз Камерон. И хотя заказчица, Мария Федоровна, требовала сделать точную копию с аналогичной постройки в Этюпе, чертеж которой специально выписала из-за границы, Камерон все же смог и здесь проявить свою индивидуальность. Например, по замыслу зодчего на крыше был установлен колокол для созыва коров, остов звонницы сохранился. Кроме того, сквозь навес крыши архитектор пропустил живую березу, придав тем самым Молочне дополнительную романтическую живописность. К сожалению, во время пожара 1895 года береза погибла вместе с крышей Молочни. После капитального ремонта кровли не сохранили и дырки, сквозь которую прежде проходил ствол дерева.
При Марии Федоровне Молочня одно время использовалась как ферма. Для содержания коров была отведена меньшая часть постройки, в двух оставшихся комнатах хранили молоко.
В третьем помещении напротив находился красивый зал с изысканной мебелью и выставленной на полках дорогой посудой. Еще со времен Петра I нарядные фарфоровые сервизы служили особым предметом украшения в богатых домах. Убранство парадного зала согласно традициям классицизма резко контрастировало со скромным внешним видом здания. Однако нарядный интерьер Молочни диссонировал с проживавшим тут же скотом, и поэтому уже в 1786 году коров переселили в построенный специально для них рядом скотный двор.
В начале XIX века с появлением новой фермы коров вовсе перевели в другую часть парка, а Молочню стали отныне использовать как павильон для отдыха и легких завтраков. Однако старое название в память о его первоначальном предназначении оставили.
В 1895 году в здании вспыхнул пожар, уничтоживший всю крышу, балки, стропила, потолок. Все это было быстро воссоздано, но испытания Молочни на этом не кончились. В 1920-х годах в павильоне вспыхнул новый пожар. На этот раз огонь уничтожил все деревянные части и всю внутреннюю отделку здания.
После революции, когда дворцово-парковый ансамбль Павловска превратился в музей, Молочню сберегли как исторический памятник. В 1940 году постройку капитально отреставрировали в первозданном виде. Правда, соломенную крышу с учетом суровости приневского климата заменили гонтовой. Но уже во время Великой Отечественной войны фашисты нанесли колоссальный урон этому старинному памятнику. После Молочня была восстановлена снаружи, однако ее интерьеры еще нуждаются в реставрации. Ныне здесь устроено кафе.
----------
От Молочни мы пройдем мимо Парадного поля по Тройной липовой аллее. Аллея была создана еще в 1780-е годы, одновременно с дворцом. Прежде она упиралась в границу парка, но постепенно территория расширилась, и при Павле I на конце Тройной липовой аллеи возникло Парадное поле, первоначально использовавшееся как военный плац. В 1800 году оттуда даже убрали колонну «Конец Света», поставленную на этом месте в 1783 году по проекту Чарльза Камерона как символический знак, означающий рубеж парка. Другое дело, что поводом переноса было создание пограничного района – Новой Сильвии. Колонна там стоит до сих пор, хотя впоследствии граница парка отодвинулась еще дальше.
Парадное поле перестало быть рубежом еще в 1797 году, когда территорию парка продвинули к юго-востоку за счет сооружения военного плаца. Надо сказать, Павел I любил военную муштру вообще и ее особо жестокую прусскую разновидность в частности. У немцев царила палочная дисциплина в прямом смысле слова. Зато, по мнению Павла, таким образом, получалась самая слаженная и обученная армия, особо четко и красиво выступавшая на парадах. Во времен Павла прусский «печатный» шаг навеки прописался в нашем строевом уставе.
Павел так вымуштровал солдат, что это даже приводило к курьезам. В 1797 году, например, они устроили страшный переполох, неожиданно сбежавшись на площадь перед дворцом. Как потом выяснилось, виной тому был случайный свисток, служивший как знак тревоги. И солдаты, боясь в случае малейшей задержки понести наказание, бросились со всех ног в парк.
Любивший порядок Павел муштровал не только солдат, но и мирное население. Указом 1797 года в тогда еще только возникшем из придворцовой слободы городе Павловске строго запрещалось в те дни, когда император приезжал в свою резиденцию, вести «недельные разговоры», свистеть. Городской полиции предписывалось строго следить за исполнением императорского указа.
Весьма показателен тот факт, что сам город по повелению императора, хоть и находился далеко от границ, был обнесен фортификационными укреплениями наподобие крепости. Возможно, тут сказывалась патологическая боязнь заговоров. Однажды, когда Павел I был в Петергофе, в павильоне Эрмитаж под ним оборвался не ремонтировавшийся еще cо времен Петра трос подъемного кресла. Император велел подъемный механизм убрать и соорудить более безопасную, как ему казалось, лестницу. Она сохранилась до сих пор как памятник доходившей до абсурда императорской фобии. Но судьбу не обманешь, Павла, как мы помним, в конце концов, погубили не мирные жители, а гвардейские офицеры, которым он как раз доверял.
Военные увлечения Павла своей чрезмерностью раздражали и любящую супругу Марию Федоровну. После смерти мужа безутешная вдовствующая императрица всю жизнь носила на шее медальон с курносым профилем и перевезла к себе в Павловск его последнюю кровать, взятую из той спальни в Михайловском замке, где его убили. Но в Павловске она проводила последовательную демилитаризацию. Едва ли не первым делом она ликвидировала военный плац на Парадном поле. Он располагался рядом с дворцом и доносящийся с него шум мешал Марии Федоровне. В 1803 году по проекту Пьетро Гонзаго бывший плац превратили в мирный зеленый луг.
Являясь центральной осью данного района парка, Тройная липовая аллея сформировала вокруг себя несколько ансамблей.
Кроме уже упомянутых Больших Кругов по другую сторону от нее возник ансамбль Вольер. В конце тройной Липовой аллеи, справа, в конце XVIII века был разбит цветник. Надо сказать, цветники являлись редкостью в российских пейзажных парках того времени. Напротив, в моду вошли безыскусные лужайки, любимые еще Петром I цветники в 1770-х исчезали в Летнем саду, парках Петергофа. Новый стиль тяготел к естественности природы.
Павловский цветник как бы предвосхищал сформировавшуюся уже при Николае I традицию гармоничного совмещения пейзажных парковых массивов и восходящих к регулярным паркам уединенных уголков с цветниками. Увы, этот, возможно, первый в российских пейзажных парках цветник просуществовал недолго. В конце XVIII века по проекту Винченцо Бренны здесь был построен деревянный летний театр – модное в век Просвещения украшение загородных усадеб. Но и летний театр не дожил до наших дней. В 1856 году за ветхостью его разобрали. Место пустовало около полувека. В 1914 году здесь был поставлен памятник первой владелице Павловска – Марии Федоровне. Павильон для статуи был создан по давнему проекту работавшего в первой половине XIX века известного зодчего-классициста Карло Росси. Другое дело, что, полностью повторяя чертеж 1816 года, в 1914 году павильон возвели не из кирпича, а из нового материала – железобетона.
Статую Марии Федоровны отлили по модели скульптора Беклемишева. В таком виде памятник первой хозяйке Павловска сохранился до наших дней.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Павловск"

Информация по экскурсии

Длительность: 2,5 ч
Длина маршрута: 4 км
Автор: М. Несин
Читает: О. Кравчук

Павловск - удивительный по красоте дворцово-парковый ансамбль Санкт-Петербурга, крупнейший в Европе по занимаемой территории. Он увековечил память своих первых владельцев - императора Павла I и его супруги Марии Федоровны. Величайшие архитекторы рубежа XVIII-XIX вв. Ч. Камерон, В. Бренна, П. Гонзаго, К. Росси и многие другие на протяжении нескольких десятилетий деликатно преображали живописную долину реки Славянки, украсив ее изящными павильонами, скульптурами, мостиками. Появившийся впоследствии здесь "музыкальный" вокзал прославил парк на весь мир. Возрожденный после войны из руин, Павловск по-своему привлекателен в любое время года.


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.