Остров Любви с павильоном Венеры

Начать рассматривать павильон интереснее с берега, не переходя на островок, оконечность которого он занимает. Хорошо видно, что его стены вырастают прямо из воды - большая часть его опирается на свайное основание. Для образованной публики конца 18 века, воспитанной на античной культуре, это мгновенное напоминание мифа о рождении греческой богини красоты из пены моря.
Деревянный павильон на каменном основании построен в 1792-93 годах по проекту Винченцо Бренны. Перейдем мостик и остановимся напротив входа в павильон. "Остров Любви. Павильон Венерин" - гласят медные буквы над широкой дверью, выше - лепная композиция из лука со стрелами и пылающего факела. Это атрибуты Амура, бога любви, согласно классической мифологии - озорного сына Венеры. Все, казалось бы, отсылает к античной Греции - и мифологические символы, и пропорции здания, и портик с колоннами ионического ордера под треугольным фронтоном, и орнаментальные мотивы в лепке. Но павильон называют также Трельяжем из-за обивки стен снаружи тонкими планками, похожими на трельяжную решетку для вьющихся растений. Она усиливает связь с парком и смягчает античную строгость. Дело в том, что у Павильона Венеры был французский прототип, современный Павлу- аналогичное сооружение в загородном имении Шантийи.
Традиционно в популярной литературе советского времени подчеркивалось, что каждый подобный "римейк" - не слепое копирование, а творческое переосмысление архитектурного сюжета. И каждый раз возникает нелепое впечатление, что искусствовед заступается за архитектора, пытается оправдывать его. Однако даже не специалисту понятно, что полное копирование практически невозможно, этому противится не только глаз художника, но и строительные технологии. Поэтому важно не отстаивать творческую самостоятельность зодчего, а понять, почему среди тысяч европейских достопримечательностей из разных веков и стран именно эта постройка оказалась источником вдохновения.
Вернемся к павильону в Шантийи. Незадолго до вступления во владение Гатчиной Павел и его супруга, великая княгиня Мария Федоровна, совершили путешествие по Европе. Они посетили Австрию и Пруссию, в Италии осматривали Венецию, Неаполь, Рим, Флоренцию, Милан, во Франции - Лион и, конечно, Париж с загородными окрестностями. Путешествие продлилось почти год, приятность усиливалась его неофициальностью - великокняжеская чета именовалась "граф и графиня Северные". Их с почетом встречали европейские монархи. Псевдоним и не ставил целью кого-то обмануть, он лишь подчеркивал частный характер этой поездки. В своей резиденции Шантийи великокняжескую чету принимал с огромной пышностью принц Луи-Жозеф Конде, двоюродный брат короля Франции Людовика XVI. Он также подарил Павлу альбом с видами своего дворцово-паркового ансамбля. Заметим, что полтора десятилетия спустя принц Конде будет изгнан французской революцией, и в России у императора Павла встретит щедрый прием.
Вероятно, если Италия выглядела страной величественных руин и преданий, а Пруссия - образцом военного устройства, то во Франции Павел увидел вершину великолепия и вкуса придворной и аристократической жизни. Поэтому оказались значимыми даже такие детали, как оформление ворот манежа - о них шла речь в связи с Екатеринвердерской башней вблизи дворца. Или же парковая постройка строгого силуэта с галантным названием - павильон Венеры, перенесенная на Белое озеро.
Не стоит думать, что вариации на тему европейских построек появлялись из наивного желания наших соотечественников "быть не хуже соседей". Во-первых, это самые настоящие "сувениры на память", только сувениры царского масштаба. Павел и Мария Федоровна привезли множество фрагментов античных колонн и статуй, которые были куплены в Италии и украсили парки и дворцы. Но и сами воспоминания великокняжеской четы с помощью архитектора воплощались в парковые затеи в их резиденциях. Французское слово "сувенир" буквально и означает "воспоминание". Кроме того, нужно понять, какое серьезное место уделяла личным воспоминаниям наступающая эпоха романтизма. Формировался своеобразный культ памяти как особого тонкого переживания. В пейзажном парке обязательно появлялись уголки и сооружения, связанные с дорогими владельцу усадьбы людьми и событиями. Возможно, парковые затеи, отсылающие к конкретным европейским впечатлениям Павла и Марии Федоровны, были не только напоминанием о достопримечательностях. Они могли стать сентиментальным напоминанием о счастливых месяцах путешествия вдвоем, вдали от борьбы за власть, от придворных интриг и семейных обид.
Французский прототип давно существует только в виде графических изображений. В истории российского павильона Венеры много печального и тревожного. Поддерживаемый ремонтами, павильон радовал гостей полтора века, но разрушения во время фашистской оккупации Второй мировой войны его не обошли. В конце 1960-х годов советские реставраторы завершили работы по его восстановлению - это был первый объект гатчинского дворцово-паркового комплекса, возрожденный после войны. Сама деревянная постройка 18 века чудом уцелела. Плафон, написанный немецким художником Меттенлейтером в конце 1790-х годов, был во многих местах прострелен, разбиты мраморные вазы, похищены зеркала, пострадали даже стены и паркет. Мастера резчики и живописцы восполнили утраты по сохранившимся фрагментам и изображениям, вновь выточили 3 мраморные вазы, а четвертую склеили из обломков. Ведь при реставрационных работах важно не только вернуть красоту интерьера, но и не утратить дух подлинности, максимально сохранить и показать то, что уцелело. Страшные утраты Второй мировой войны сформировали в Советском Союзе сильнейшую школу реставрационного искусства, и одно из самых легендарных ее имен - Александр Кедринский. Под его руководством восстал из пепла грандиозный дворец в Царском Селе, им же создавался проект реставрации павильона Венеры.
Внутри павильона всего 2 помещения - небольшой вестибюль и зал, выглядящий неожиданно просторным. Площадь зала 80 кв. м., он освещен четырьмя большими окнами до самого пола и расписан в теплых тонах. Совсем недавно в летнее время можно было посетить павильон, увидеть красочный плафон "Триумф Венеры" с богиней красоты, плывущей по небу на лебединой упряжке и окруженной целой свитой прелестных божеств. Стены украшали арабесковые композиции в технике гризайль - однотонная живопись, имитирующая лепку. Слово "гризайль" происходит от французского "серый цвет", но в изящных росписях павильона краски нежно-охристые, золотистые. Убранство дополняет белый с позолотой лепной карниз и зеркала в белых резных рамах по углам зала. Против окон были установлены высокие вазы в миниатюрных бассейнах - 4 интерьерных фонтана. Первоначально довольствовались вазами из дерева, выкрашенными белой краской, в конце 19 века изготовили мраморные фонтаны и застелили пол паркетом изящного простого рисунка. Напротив двери, ведущей в зал, еще одна дверь - выход прямо к воде озера. За ней лестница в 4 ступени, к которой в царском парке подходили лодки и яхты с гостями. Павильон мог служить то пристанью, то парковым концертным залом, то ложей, откуда любовались маневрами флота и фейерверками.
К сожалению, сегодня не только гатчинские водные увеселения, но и красоту интерьера мы можем представить лишь силой воображения. К разрушению Гатчины приложили руки не только фашисты, но и отечественные варвары, поджегшие недавно павильон. и он снова требует спасения. И если возрождение после войны имело ощутимый идеологический оттенок, поэтому ему уделялось внимание и средства, то сейчас сложно ответить, когда будут завершены работы. Конечно, хотелось бы не только полюбоваться интерьером павильона, но и обойти маленький регулярный парк на Острове Любви. От него сохранились только прямые дорожки и ряды подстриженного кустарника, но прогуляться по острову все-таки стоит. Вдоль канала, отделившего его от берега, можно пройти до его противоположного конца, ко второму ажурному мостику.
-----
Хорошо видны остатки деревянных подпорных стенок под берегом канала. Укреплять берега требовалось и на искусственных островках, и в протоках, и на самом Белом озере - иначе не сохранить ни живописных извилистых линий, ни линий подчеркнуто прямых, как здесь. По замыслу архитектора Бренны, в ландшафты со свободной планировкой были вкраплены маленькие регулярные сады. Такие участки требуют четкого отграничения - решеткой, уступом земляной террасы или, как сад Любви - водной оправой. Именно из-за регулярного характера сада Острову Любви, в отличие от других рукотворных островков Белого озера, придали простую геометрическую форму. Это почти правильный вытянутый треугольник. К вершине, отмеченной павильоном, сходилось 3 дорожки. Между ними были и цветы, и лабиринты из фигурно высаженного кустарника, и скульптура на небольших открытых площадках.
Канал, отрезавший от суши узкий треугольник, имел и планировочное значение, и символический смысл. Чтение символов - обязательная часть наслаждения романтическим парком. Остров, пусть и отделенный от материка "чисто символически" - это отзвук греческого мифа об острове Кифера (современный Кипр), где впервые вышла на берег пеннорожденная богиня Афродита. Правда, в мировой культуре прижились в основном не греческие, а римские имена богов, и Афродита стала называться Венерой. Возможно потому, что современная европейская цивилизация выросла все же не из классической Греции, а из неистовой и сложной Римской империи, унаследовавшей ее богатства. А возможно, боги сменили имена просто потому, что древнегреческие мифы мы получили уже в римской литературной обработке. Посещение острова напоминало и о знаменитой картине французского живописца Антуана Ватто "Паломничество на остров Киферу", где цветущий остров принимает бесконечную вереницу дам и кавалеров - не в античных нарядах, а пышно разодетых по тогдашней моде. Картина, написанная в 1717 году, сейчас воспринимается как красивая фантазия на тему любовного ухаживания, а слова "паломничество на Остров Любви" - как возвышенное иносказание. Между тем многолюдные галантные празднества с роскошными костюмами и продуманным сценарием существовали как одно из придворных развлечений, отнюдь не иносказательных и не очень возвышенных. Во второй половине 18 века в Европе они уже отошли в прошлое, но в камерном масштабе такие спектакли без публики продолжали развлекать владельцев усадеб и их гостей. Остров Любви в его первоначальном виде можно сравнить с аттракционом или точнее - с театральной декорацией для определенной пьесы.
Его гости могли побыть и просто зрителями. На берегу, обращенном к озеру, было выстроено две шестиметровые террасы, одна - с чугунной оградой, другая - с парапетом из пудостского камня. К сожалению, сейчас ограждения отсутствуют, так что выходить на площадки нужно очень осторожно. Террасы служили ложами своеобразного водного театра. Вместо кулис и декораций - слева и в глубине большие острова, а справа - искусственные островки. Можно выйти по короткой дорожке в основании треугольника Острова Любви к открытому берегу и оценить эту панораму, а за тем вернуться к мостику через искусственную протоку.
С узкого металлического мостика, по которому мы покидаем Остров Любви, уже виден слева, на склоне за деревьями, причудливый ансамбль, состоящий из - каменного портала и огромной березовой поленницы. К нему мы и направимся. Короткая прямая аллея, обсаженная дубами, которая начинается чуть правее и ведет вглубь, от берега озера, именовалась с конца 18 века "Дорогой к костру". Необычный парковый павильон называли по-французски "бушер", то есть "костер" или "дровяной сарай". Но закрепилось за ним ласковое сказочное название - Березовый домик. Возле него наша следующая остановка, правда, придется не стоять на месте, а погулять между постройками этого маленького ансамбля.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Гатчина"

Информация по экскурсии

Длительность: 2 ч
Длина маршрута: 3 км
Автор: М. Преснова
Читает: М. Берлина

В дворцово-парковом ожерелье Петербурга эта царская резиденция – самая загадочная жемчужина, особо любимая двумя «гатчинскими затворниками» Павлом I и Александром III. Здесь нет имперской роскоши Царского села или фонтанного буйства Петергофа, зато в любое время года можно прикоснуться к тонкой грани природной и рукотворной красоты, увидеть царский дворец в окружении великолепного и полного загадок парка.

Советы путешественникам:

Добраться до г. Гатчина, Гатчинского дворца и парка от С.-Петербурга можно на электропоезде от Балтийского вокзала (время в пути около часа) или маршрутным такси от ст. м. "Московская". Предпочтительно воспользоваться электропоездом до Гатчины-Балт. (а не Гатчина-Варш.!), эта станция находится рядом с дворцом. При следовании на маршрутном такси или другом автотранс-порте примите во внимание, что в пятницу и воскресение Пулковское шоссе пере-гружено.

Официальный сайт ГМЗ "Гатчина": http://gatchinapalace.ru/ Телефон: (271) 134-92

Придворцовый парк доступен для посетителей без выходных. В г. Гатчина можно посетить следующие музеи:

  • Музей "Гатчинский дворец" работает с 10 до 18 (касса до 17) Выходной - понедельник и 1-й вторник каждого месяца. Приоратский дво-рец работает в том же режиме, но закрыт по понедельникам и вторникам. Тел.: (8-81371) 9-34-92
  • Музей истории авиационного двигателестроения и ремонта 188300, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Григорина, 7-а Открыт с 11 до 16. Выходные дни - понедельник, вторник. Тел.: (8-81371) 2-54-58; факс: 9-42-13
  • Историко-мемориальный музей-усадьба П.Е. Щербова 188300, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Чехова, 4 Тел.: 2-08-64, 2-10-88


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.