Рождественский бульвар (на углу с Трубной улицей)

Планировка местности по обе стороны Сретенки уникальна для Москвы XXI века. Нигде больше в городе вы не найдёте так хорошо сохранившегося образа древней слободы с её небольшими, вытянутыми в глубину многочисленными участками. Каждый их них выходил в переулок, которых здесь необыкновенно много.
В древности тут находилось городище Драчи, по которому улица на высоком берегу Неглинной получила название Драчёвка. В 1907 году она стала называться Трубной по соседней площади. Здесь же стоял монастырь Николы Чудотворца «в Драчах», который упоминается летописцем в известии о пожаре Москвы 1547 года. На его месте чуть позднее построили одноимённую церковь, которую снесли в 30-х гг.
В этой местности находилось несколько больших слобод: Пушкарская, Печатная, Панкратьевская и Стрелецкая.
Московские посадские люди – ремесленники разного рода – селились по производственному признаку «сотнями», «полусотнями», «слободами». Они находились под великокняжеской охраной, а управляли ими выборные от населения сотские и старосты. Поэтому «черные люди» городского посада считались свободными, хотя и «тянули тягло», то есть платили подати и выполняли разные городские повинности по содержанию и охране города. Подчинялись посадские люди Земскому приказу, ведавшему общим благоустройством города.
Нередко тяглец не выдерживал бремени налога, но, не имея права выйти из общины, закладывал или продавал свое владение боярину либо купцу. И тогда ни новый, ни прежний владелец, если он оставался жить на прежнем месте, уже не платил тягло (таких разорившихся называли «нетяглыми людьми», «мирскими захребетниками», «вольными», «гулящими», они кормились случайной поденной работой, занимались мелкой торговлей, нищенствовали). А так как сумма налога, определенная когда-то великим князем на «сотню», была постоянной, то тяжесть налога в таких случаях у коренного населения «сотни» увеличивалась.
Кроме «черных», существовали слободы «белые». Они делились на «дворцовые», выполнявшие работы «для государева двора» или для приказов, «боярские» и «монастырские», принадлежавшие феодалам и монастырям соответственно. Ремесленники, привлекавшиеся работать на приказы в качестве «записных работных людей», получали за труд деньгами или продовольствием.
Население «белых» слобод до издания «Соборного уложения» – свода законов 1649 года – тяглом не облагалось. По «Соборному уложению» ремесленники и мелкие торговцы не могли уже покидать свои «сотни» и «слободы» без особого на то разрешения. Упразднены были частновладельческие «боярские» и «монастырские» слободы, «а впредь, опричь государевых слобод, ничьим слободам на Москве и в городех не быти», – говорилось в «Соборном уложении». Для охраны царской власти и для несения «государевых караулов» в 1550 году было организовано регулярное войско стрельцов из вольных посадских «охочих» людей. Стрельцы были в ведении Стрелецкого приказа и получали денежное и хлебное жалованье и «сукно на платье». Жили они в стрелецких слободах с семьями, занимаясь в свободное от службы время ремеслом и мелкой торговлей.
Так, видный колокольный мастер Федор Маторин, кроме кузницы с учениками и кроме нескольких небольших лавчонок, торговавших изделиями из металла, держал на Сретенке «квасную кадь», то есть торговал квасом в розлив. Не слишком искусный мастер, но ловкий коммерсант, тяглец Мясницкой полусотни некий Щепоткин был в 1670 году владельцем соляного промысла у Соли Камской.
Москва того времени была преимущественно военным городом, поэтому наибольшее количество дворов (11 тысяч) по статистике находилось в военных слободах. Это примерно в 3 раза меньше, чем в чёрных и дворцовых. Но держался город, прежде всего, на черных слободах. Владелец каждого двора выплачивал в год 88 копеек, не считая так называемых «мостовых», которые шли на устройство бревенчатых покрытий улиц. Сюда входила оплата дежурства ярыжных – низших полицейских чинов, главной городской пожарной команды из стрельцов, целовальников, сторожей, извозчиков. Некоторые повинности были натуральными. Очередь слобожан на разные службы устанавливалась на сходе «лучших людей» слободы.
Во второй половине XIX века Драчёвка или, как её ещё называли, Грачёвка, приобрела печальную славу городского дна. Писатель М. А. Воронов так описал её: «Это исконная усыпальница всевозможных бедняков, без различия пола и возраста… На каждой сотне шагов вы непременно встретите полсотни кабаков, пивных лавок и тому подобных учреждений, в которых ежедневно пропиваются и проматываются, вместе с старыми сапогами и негодными рукавицами, десятки жизней и легионы всевозможных умов, совестей, рассудков и иных атрибутов человека!»
В 1907 году с Драчёвки вывели все заведения с сомнительной репутацией, а улицу, так же, как и близлежащие переулки, по просьбе местных домовладельцев переименовали, так как старые названия приобрели слишком дурную славу.
В 1879 году в этих местах оказывается переселившийся в Москву из Таганрога Антон Чехов. Брат писателя Михаил вспоминал: «… мы жили в тяжёлой бедности, перебивались кое-как и не видели никакого просвета впереди. За три года жизни в Москве мы переменили двенадцать квартир и наконец в 1879 году наняли себе помещение в подвальном этаже дома церкви святого Николая на Грачёвке, в котором пахло сыростью и через окна виднелись одни только пятки прохожих». Точное место дома не известно, но, определённо, он находился рядом с домом № 36.
В том же 1879 году Чеховы переезжают на противоположную сторону улицы, в дом № 23. С этой квартиры, по свидетельству брата, началась литературная деятельность Чехова. Но уже совсем скоро семья снова переезжает, на этот раз в Малый Головин переулок. «Я живу в Головином переулке, если глядеть со Сретенки, то на левой стороне. Большой неоштукатуренный дом, третий со стороны Сретенки, средний звонок справа, бельэтаж, дверь направо, злая собачонка».
Здесь Чехов проведет 1881-1885 гг., здесь расцветет писательский талант, здесь, окончив медицинский факультет Московского университета, Чехов повесит над дверью табличку «Докторъ Чеховъ», здесь будут проходить чеховские литературные вечера, о которых Владимир Гиляровский вспоминал: «Всё, начиная с ужина, на который подавался почти всегда знаменитый таганрогский картофельный салат с зелёным луком и маслинами, выглядело очень скромно, ни карт, ни танцев никогда не бывало, но всё было проникнуто какой-то особой теплотой, сердечностью и радушием». Чеховский дом сохранился, это средняя часть дома № 3. Крайние части относятся к перестройкам конца XIX века.
Задолго до Чехова на Драчёвке жил Михаил Юрьевич Лермонтов. На углу с Малым Сергиевским переулком находился дом Мещериновых, родственников его бабушки, Елизаветы Александровны Арсеньевой, у которых они поселились, когда Елизавета Александровна привезла внука в Москву для поступления в пансион.
В начале 40-х гг. XIX века на Драчёвке образовался своеобразный клуб, объединивший передовую профессуру Московского университета. В доме № 32 у Тимофея Николаевича Грановского собирались профессора Фёдор Иванович Буслаев, Дмитрий Матвеевич Перевощиков, Сергей Михайлович Соловьёв, постоянно бывали Александр Герцен, Николай Огарёв, Василий Боткин, Михаил Щепкин. Оказавшись в Москве, обязательно заходили Гоголь, Тургенев, Белинский.
Популярность клуба определялась во многом личностью его хозяина – Тимофея Николаевича Грановского. В Москве того времени сложился своеобразный культ молодого учёного. Особенным успехом пользовались его лекции по истории Средневековья, в которых угадывался протест против крепостного права в России. Николай Гаврилович Чернышевский писал о Грановском: «Всё, что было в Москве благороднейшего между людьми молодого поколения, соединилось вокруг него... Все замечательные учёные и писатели нашего времени были или друзьями или последователями его... Грановский имел круг деятельности едва ли менее обширный, нежели круг действия литературы».

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Бульварное кольцо-2"

Информация по экскурсии

Длительность: 2 ч Длина маршрута: 4 км Автор: З. Король Читает: О. Кравчук

Вторая часть аудиоэкскурсии рассказывает о достопримечательностях Петровского, Рождественского, Сретенского, Чистопрудного, Покровского и Яузского бульваров, а также примыкающих к ним улиц.


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.



Предложения наших партнеров по Москве

Классическая обзорная экскурсия по Москве на автобусе

Приглашаем познакомиться с одной из древнейших и красивейших столиц мира. На два часа вы окунетесь в многовековую историю города и

Автор: Алексей

Классическая обзорная вечерняя экскурсия по Москве

Москва — город, которому невероятно идёт вечерний облик: здесь всегда бурлит жизнь. На этой экскурсии вас ждут главные визитные карточки

Автор: Ольга

Глухово — времён связующая нить

Ногинск — небольшой городок в Подмосковье. Даже коренные жители со временем забывают его историю. Но — поверьте — она достойна быть увековеченной! Вы исследуете старинный микрорайон

Автор: Евгения

Столичные маршруты: Чистые пруды и окрестности

Чистопрудный бульвар — любимое место для прогулок у москвичей: бродить по дорожкам, рассматривать по обе стороны от аллей фасады доходных домов, а по пути встречать актуальные городские

Автор: Марина

Ростокино: путевые дворцы, Смутное время и Выставка достижений

Вы узнаете о любимом путевом дворце Алексея Михайловича, Московской битве 1612 года, древнем Ярославском тракте и молельных походах в Лавру.

Автор: Ирина

Из Москвы — в Звенигород!

Вы узнаете историю Звенигорода от основания до наших дней. А также услышите, кто такой Савва Сторожевский, почему Юрия Звенигородского называют

Автор: Дмитрий

Дмитров — младший брат Москвы

Куда съездить на день из Москвы? Самобытный Дмитров на реке Яхрома — один из лучших ответов на этот вопрос. Приглашаю

Автор: Дмитрий

Сокольники от давних времен до наших дней

Чистый воздух, лес и спокойствие Сокольников испокон веков привлекали сюда людей. Здесь охотились цари, здесь провел детство и отрочество Петр

Автор: Наталья

Красная площадь для взрослых и детей

Думаете, Красная площадь уже ничем не сможет вас удивить? Спорим, вы заблуждаетесь? Я расскажу, какие тайны хранит Никольская башня, сколько

Автор: Любовь