Никитский бульвар, 6

Так же, как и Гоголевский, Никитский бульвар был устроен вскоре после пожара 1812 г. Название он получил по Никитским (ранее – Смоленским) воротам Белого города, а те в свою очередь – по Большой Никитской улице и находившемуся на ней Никитскому монастырю, основанному в XVI в. Никитой Романовичем Юрьевым. В 1950 г. бульвар был переименован в Суворовский, в честь 150-летия со дня смерти великого полководца, жившего неподалёку отсюда.
Начало Никитского бульвара в 1960-х гг. было поглощено транспортным тоннелем, поэтому не удивляйтесь, что нумерация домов начинается с чисел 5 и 6. К сожалению, дом № 6, о котором пойдёт речь, тоже поглотило время, а ведь он мог так много рассказать об ушедших столетиях.
В 1820-е гг. этот дом принадлежал директору Императорских театров Фёдору Кокошкину. Тогда здесь располагались репетиционные комнаты Малого и Большого театров, репетировали и Щепкин, и Мочалов. В 1823 г. в доме образовался литературный салон Марии Дмитриевны Львовой-Синецкой, актрисы Малого театра, который посещали Пушкин, Вяземский, Грибоедов, Крылов, Гнедич и многие другие. В конце 1830-х гг. хозяином дома (который, кстати, с тех пор прозвали «соловьиным») становится известный композитор Александр Варламов. Именно здесь были написаны известные каждому романсы «Гори, гори, моя звезда», «На заре ты её не буди», «Я встретил Вас и всё былое» и другие – всего более 75! С одним из них связана забавная история. Близкий приятель Варламова, солист Большого театра Бантышев, просил написать для него романс. Композитор соглашался и просил прийти через неделю, однако, когда подходил срок, он предлагал подождать ещё неделю. Бантышев был настойчив и через какое-то время стал ходить к Варламову каждое утро, когда тот ещё спал. «Экий ты, право, человек спит, а ты являешься, можно сказать, на заре! Напишу я тебе романс. Сказал же, напишу, и напишу!» И написал… «На заре ты её не буди».
В 1843 г. у Варламова останавливался сам Ференц Лист, покоривший Москву, но и сам покорённый столицей. В 1920-х гг. в доме располагалась театральная студия Михаила Чехова. А в 1997 г. он был снесён. Такой «подарок» получила Москва к своему 850-летию…
Образовавшийся на месте «соловьиного» дома пустырь позволяет нам разглядеть здание знаменитого Моссельпрома (Калашный переулок, д. 2/10). Со школы эта организация знакома нам по лозунгу, придуманному В. Маяковским: «Нигде кроме, как в Моссельпроме!». Впрочем, не менее известно мнение на этот счёт булгаковского героя пса Шарика: «Нигде кроме такой отравы не получите, как в Моссельпроме».
Здание начали возводить ещё в 1912 г., однако в 1913 г. оно рухнуло. Автора проекта посадили, а о развалинах на долгое время забыли. Сначала грянули первая мировая и гражданская войны, потом налетел вихрь революции. О груде кирпичей в Калашном переулке вспомнили в 1923 г. и решили строить здесь главную контору Моссельпрома – Московского губернского объединения предприятий по переработке продуктов сельскохозяйственной промышленности. Организация со столь длинным названием была призвана противостоять произволу нэпманов.
Само здание тоже было построено как ответ капиталистическому Западу, а именно Америке. Его даже называли какое-то время «первым советским небоскребом». Внутри дом был выдержан в «офисном стиле»: длинные узкие коридоры с маленькими кабинетами по обеим сторонам, строгость и простота в отделке и просторные залы для сбора большого количества людей. Всё для нужд госучреждения. Правда, когда дом стал жилым, преимущества такой планировки превратились в недостатки.
Интересна история соседнего дома по Никитскому бульвару, № 8а. На рубеже XVIII-XIX вв. им владел Сергей Голицын, известный актёр-любитель, женатый на одной из племянниц князя Потёмкина, Варваре Энгельгардт. «Златовласая Пленира», как называл её Гаврила Романович Державин, интересовалась литературой (в её салоне были прочитаны первые оды Кондратия Фёдоровича Рылеева, а Иван Андреевич Крылов был какое-то время домашним учителем её сыновей) и сама пыталась писать. Её переводы с французского были не лишены достоинств.
В 1830-х гг. здесь жили друзья А. С. Пушкина: Сергей Киселёв и Дмитрий Свербеев. По пятницам у Свербеева собиралась литературная Москва: А. И. Тургенев, Н. М. Языков, Н. В. Гоголь, П. Я. Чаадаев и другие. С марта 1920 г. здесь находился Дом печати, в котором проходили творческие диспуты и обсуждения. Беломраморный зал был местом выступления политических и общественных деятелей, а также трибуной московских поэтов. В 20-х гг. В. Маяковский прочитал здесь доклад «Производственная пропаганда и искусство», в этом же помещении проходил диспут о его «Мистерии-буфф». Валерий Брюсов выступал здесь с докладом о мистике и читал свою пьесу «Диктатор», а Александр Блок – свои стихи.
Сейчас в здании располагается Центральный дом журналистов.
Все события и имена, мелькавшие в рассказе об этом доме, давно занесены в серьезные труды по литературоведению, искусствоведению, культурологии, но есть одна история, которую вы вряд ли прочитаете в академических трудах, несмотря на то, что она связана с одним из величайших имён не только в русской, но и в мировой литературе – Львом Николаевичем Толстым.
В детстве будущий писатель услышал семейную легенду, которая касалась жизни его матери до замужества и происхождения его собственного имени. История эта выглядела таким образом. Когда-то при дворе Екатерины II, дед Толстого по материнской линии вызвал недовольство самого Потёмкина. Молодой князь Волконский отказался жениться на племяннице светлейшего, чем и испортил себе карьеру при дворе. Позже он связал свою судьбу с немолодой и некрасивой княжной Трубецкой, и у них появилась единственная дочь. Несостоявшаяся невеста – Варенька Энгельгардт – и без помощи всесильного дядюшки, оказавшегося бессильным в делах амурных, вышла замуж и стала княгиней Голицыной и матерью десяти сыновей.
Позже семьи подружились и даже были готовы породниться, тем более, что шестнадцатилетняя Маша Волконская и один из молодых Голицыных полюбили друг друга. Была назначена свадьба, которой помешала внезапная смерть князя от простудной горячки. Безутешная невеста и слышать не хотела о новом браке и только через 16 лет согласилась выйти замуж за Николая Толстого. Прожила она с ним недолго, не очень, как казалось любимому сыну Лёвушке, счастливо и рано ушла из жизни. Но память о той первой настоящей любви осталась жить в веках, потому что своего второго сына, ставшего знаменитым на весь мир писателем, она назвала именем покойного жениха: Лев…
У Толстого было достаточно косвенных доказательств, чтобы считать эту историю правдой. Дом Волконских находился совсем рядом с усадьбой Голицыных (Воздвиженка, 9). Мать Толстого вышла замуж очень поздно для того времени – в 32 года. А в тот год, когда ей исполнилось шестнадцать, скончался двадцатидвухлетний сын Голицыных – Михаил, получивший при крещении второе имя – Лев. Повторимся, это всего лишь литературная легенда. Но точно можно сказать, что характер деда Толстого послужил прототипом старого князя Болконского, а его дом в Москве стали называть домом Болконских.
Прямо напротив дома № 8а, находится ещё один литературный дом, №7, он хорошо виден с того места, где мы находимся, но при возможности стоит к нему подойти поближе, во дворе его находится памятник Гоголю работы Андреева, о котором мы уже говорили.
Что касается самого дома, писатель поселился здесь вскоре после возвращения из длительного заграничного путешествия в декабре 1848 г. Усадьба принадлежала тогда графу А. П. Толстому, его семья занимала второй этаж, а Гоголю были предоставлены две комнаты снизу: имевшая отдельный выход приёмная с камином, где его навещали Аксаковы, Щепкин, Тургенев, Айвазовский, где устраивались вечера украинских песен (так называемые гоголевские «среды») и выходивший окнами на Никитский бульвар кабинет. В гостиной первого этажа 5 ноября 1851 г. проходило авторское чтение «Ревизора» для актёров Малого театра во главе с Щепкиным. В этом доме в ночь на 12 февраля 1852 г., за десять дней до смерти, Гоголь сжёг рукопись второго тома «Мёртвых душ». Здесь он скончался 21 февраля 1852 г.
Давайте направимся дальше по Никитскому бульвару, к площади Никтских ворот и памятнику Тимирязеву, где и сделаем следующую остановку, а по пути поговорим о великом писателе. Обратите также внимание на дом № 12а. Он был построен знаменитым архитектором Доменико Жилярди для богатого московского барина П. М. Лунина. Изящные скульптурные лиры, которые и поныне украшают фасад дома, были не случайно помещены на нем. Когда-то музыкально-вокальные вечера в доме Луниных были известны на всю Москву. В наши дни в здании расположен Государственный музей искусств народов Востока.
----------------
Последние годы жизни писателя были омрачены не только тяжёлым состоянием здоровья и мучительными раздумьями о назначении своего творчества, но и удушливой атмосферой, в которой он жил. Конечно, у Гоголя были друзья и приятели: Аксаковы, Погодин, Шевырёв и другие. Но гораздо больше было вокруг людей безразличных или враждебных. За его спиной шли и такие разговоры: «Не могу видеть этого человека… Ведь это революционер… я удивляюсь, право, как его пускают в порядочные дома?.. У меня в губернии никто не смел и думать о «Ревизоре» и других его сочинениях. Я всегда удивлялся, как это правительство наше не обращало внимания на него: ведь его стоило бы, за эти «Мертвые души», и в особенности за «Ревизора», сослать в такое место, куда ворон костей не заносит!» Так говорил о Гоголе один из военных сенаторов.
После смерти писателя его имя долго находилось под запретом. Сначала цензорам было приказано строго просматривать всё, написанное о Гоголе, а потом его имя и вовсе стало заменяться безликим «известный писатель». Для издания сочинений понадобился отзыв самого начальника штаба жандармского корпуса Л. В. Дубельта. Свой ответ он пояснил следующим образом: «Цензоры отметили в ненапечатанных сочинениях и в рукописях Гоголя весьма много мест, почти на каждой странице, которые, будучи отдельно взяты, подвергались осуждению не потому, чтобы в них заключались преступные мысли, но потому только, что они могут быть истолкованы читателями в превратном виде и подать повод к неблаговидным заключениям».
Траурная кайма вокруг некролога Гоголю в «Москвитянине» стоила Погодину установления над ним полицейского надзора. А письмо Тургенева о смерти писателя навлекло на него арест и ссылку, правда, всего лишь, в собственное имение Спасское-Лутовиново. Стоит ли говорить о знаменитом письме Белинского Гоголю, только за чтение которого 15 участников кружка Петрашевского были приговорены к смертной казни!
Что касается дома, то предпринятые Толстыми после смерти писателя переделки стерли следы его пребывания здесь. Обе комнаты Гоголя были разделены перегородками на швейцарскую и несколько клетушек для прислуги. И только в 1975 г. при Второй городской библиотеке, которой был передан дом, открылись мемориальные комнаты, восстановленные в их первоначальном виде.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Бульварное кольцо-1"

Информация по экскурсии

Длительность: 2,5 ч
Длина маршрута: 4 ч
Автор: З. Король
Читает: О. Кравчук

Разбитые на месте древних стен Белого города бульвары — живая летопись истории Москвы. Сегодня проходя по уютным аллеям мимо памятников и старинных особняков, можно отдыхать и знакомиться с московским бытом от средневековья до наших дней. Первая часть экскурсии «Бульварное кольцо» предлагает познакомиться с Гоголевским, Никитским, Тверским и Страстным бульварами.


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.



Предложения наших партнеров по Москве

Классическая обзорная экскурсия по Москве на автобусе

Приглашаем познакомиться с одной из древнейших и красивейших столиц мира. На два часа вы окунетесь в многовековую историю города и

Автор: Алексей

Классическая обзорная вечерняя экскурсия по Москве

Москва — город, которому невероятно идёт вечерний облик: здесь всегда бурлит жизнь. На этой экскурсии вас ждут главные визитные карточки

Автор: Ольга

Глухово — времён связующая нить

Ногинск — небольшой городок в Подмосковье. Даже коренные жители со временем забывают его историю. Но — поверьте — она достойна быть увековеченной! Вы исследуете старинный микрорайон

Автор: Евгения

Столичные маршруты: Чистые пруды и окрестности

Чистопрудный бульвар — любимое место для прогулок у москвичей: бродить по дорожкам, рассматривать по обе стороны от аллей фасады доходных домов, а по пути встречать актуальные городские

Автор: Марина

Ростокино: путевые дворцы, Смутное время и Выставка достижений

Вы узнаете о любимом путевом дворце Алексея Михайловича, Московской битве 1612 года, древнем Ярославском тракте и молельных походах в Лавру.

Автор: Ирина

Из Москвы — в Звенигород!

Вы узнаете историю Звенигорода от основания до наших дней. А также услышите, кто такой Савва Сторожевский, почему Юрия Звенигородского называют

Автор: Дмитрий

Дмитров — младший брат Москвы

Куда съездить на день из Москвы? Самобытный Дмитров на реке Яхрома — один из лучших ответов на этот вопрос. Приглашаю

Автор: Дмитрий

Сокольники от давних времен до наших дней

Чистый воздух, лес и спокойствие Сокольников испокон веков привлекали сюда людей. Здесь охотились цари, здесь провел детство и отрочество Петр

Автор: Наталья

Красная площадь для взрослых и детей

Думаете, Красная площадь уже ничем не сможет вас удивить? Спорим, вы заблуждаетесь? Я расскажу, какие тайны хранит Никольская башня, сколько

Автор: Любовь