Сан-Микеле. Русская Венеция

Сан-Микеле – еще один остров в Венеции. Долгое время в крепости на острове находился монастырь, которому он обязан своим названием. Затем, как это часто бывало с монастырями в разных странах, он был приспособлен под тюрьму. В 1807 г. Наполеон Бонапарт распорядился превратить Сан-Микеле в исключительное место для захоронения венецианцев.
Кладбище делится на три части: католическую, протестантскую и православную. Российским туристам особенно дорога именно православная часть кладбища, здесь похоронены Сергей Дягилев, Иосиф Бродский, Игорь Стравинский. Ни для кого из них Венеция не была родным городом, но то, что они обрели здесь покой – символично. Многие адреса великих русских сосредоточены в районе набережной Скьявони – «Славянской». Влияние Венеции на русскую культуру настолько значительно, что этой теме мы и посвятим последнюю часть нашего знакомства с Венецией.
------
Венеция – то место на земле, куда во все времена отправлялись за вдохновением, гармонией, тишиной, за невероятной красотой и ощущением полного счастья.
Свод лазурный, томный ропот,
Чуть дробимые волны,
Померанцев, миртов шепот
И любовный свет луны,
Упоенье аромата
И цветов и свежих трав,
И вдали напев Торквата
Гармонических октав...
Такие строки сложил в поэт Иван Козлов, современник Пушкина.
С поэтов мы и начнем. Венеция была обязательной в русском романтическом каноне, но возникла она там не из непосредственных впечатлений путешественников, а из восторженных чтений Байрона. Об этом говорит Пушкин во главе первой «Евгения Онегина»:
Адриатические волны,
О Брента! нет, увижу вас.
И, вдохновенья снова полный,
Услышу ваш волшебный глас!
Он свят для внуков Аполлона;
По гордой лире Альбиона
Он мне знаком, он мне родной.
Самое характерное произведение русской романтической венецианы – «Венецианская ночь» (1825) Ивана Козлова, образец бесчисленных подражаний, первые три строфы ее были положены на музыку Михаилом Глинкой в 1832 году и стали популярным романсом:
Ночь весенняя дышала
Светло-южною красой;
Тихо Брента протекала,
Серебримая луной...
Описываемый Козловым пейзаж имеет мало общего с настоящей Венецией:
Уж в гондоле одинокой
К той скале она плывет,
Где под башнею высокой
Море бурное ревет.
В Венеции нет скал, море спокойное, а цитрусовые растут скорее на юге Италии, в стихе это лишь условная примета романтической Италии со времен гётевской Миньоны. Гондола, луна, баркарола, голуби на площади Св. Марка – из весьма ограниченного набора венецианских клише русскими поэтами XIX века было изготовлено огромное количество однообразных текстов:
Студена весенняя волна,
Едва шумит под веслами гондолы
И повторяет звуки баркаролы.
"Посади меня с собой,
Гондольер мой молодой, -
Близко до Риальто.
Дам тебе за труд я твой
Этот перстень золотой,
Перстень с бриллиантом.
Это стихи Великого князя Константина Романова, писавшего под псевдонимом К.Р., друга Достоевского и Чайковского.
Автоматическое использование венецианских клише напоминало иногда отрывки из школьных сочинений:
«Лежит Венеция златая
И машет веслами гондол»
«Лживый образ красоты» – называл эту условную Венецию Владислав Ходасевич, полемически построивший лучшее из своих венецианских стихотворений ("Нет ничего прекрасней и привольней...") из деталей сугубо прозаических:
К Риальто подплывая,
Вдохни свободно запах рыбы, масла
Прогорклого и овощей лежалых [...].
Потом зайди в лавчонку banco lotto,
Поставь на семь, четырнадцать и сорок,
Пройдись по Мерчерии, пообедай
С бутылкою Вальполичелла.
Справедливость требует упомянуть и другое развитие венецианской темы в русской литературе классического периода, куда менее проявленное, но не менее важное, особенно для литературного сознания Бродского. Как-то само собой считается, что мотив «смерти в Венеции» введен в европейскую литературу Томасом Манном. Между тем знаменитая одноименная новелла написана в период особенно глубокого увлечения Манна «святой русской литературой», и невозможно представить себе, чтобы такой чуткий читатель, как Манн, не уловил у своего любимого Достоевского этой сложной апокалипсической символики.
Гибнущая Венеции как самое прекрасное создание гибнущей европейской цивилизации, куда стремится движимый волей к смерти художник. «Я хочу в Европу съездить, Алеша, – говорит брату Иван Карамазов, – отсюда и поеду; и ведь я знаю, что поеду лишь на кладбище, но на самое, на самое дорогое кладбище, вот что!» Несколько десятков страниц спустя мы узнаем из слов Карамазова-отца, что «самое дорогое кладбище» для Ивана не Европа вообще, а Венеция: «Куда ты теперь, в Венецию? Не развалится твоя Венеция в два-то дня». К слову сам Достоевский несколько раз был в Венеции во время своих длительных поездок по Европе.
Есть и другие, немногочисленные, но влиятельные тексты XIX века с тем же «преддекадентским» мотивом. В Венецию привозит Елена умирающего Инсарова (И.С. Тургенев, «Накануне»). Старость, воспоминания об утратах, близость конца – темы венецианских стихов в поздней поэзии Петра Вяземского, одного из любимых поэтов Бродского.
Смерть и красота… смерть красоты… красота смерти… – на этой тематической основе поэтами Серебряного века о Венеции было написано много прекрасных стихов и прозы. Бесспорный шедевр среди них – стихотворение Мандельштама «Веницейская жизнь» (1920). Вот небольшой отрывок:
Тяжелы твои, Венеция, уборы,
В кипарисных рамах зеркала.
Воздух твой гранёный. В спальне тают горы
Голубого дряхлого стекла.
Только в пальцах — роза или склянка,
Адриатика зелёная, прости!
Что же ты молчишь, скажи, венецианка,
Как от этой смерти праздничной уйти?
Но есть три стихотворения, написанные тремя мастерами этого периода, полемическая мажорная тональность и парадоксальность которых выводит их за пределы канонического меланхолического ряда. Это вышеупомянутый отрывок («Нет ничего прекрасней и привольней...») Ходасевича и две «Венеции» – Ахматовой и Пастернака. Полемично в них все: и отсутствие гробового мотива, и лексика – в подчеркнутом разрыве с каноном Пастернак и Ахматова называют гондолы «лодками», а Ходасевич впервые в русской поэзии использует это слово с итальянским ударением на первом слоге – «гондола» (в русском языке утвердилось произношение «гондола», видимо, потому, что удобно рифмовалось с «баркарола»). Найдите и прочтите эти стихотворения самостоятельно и Вы насладитесь беседой трех звезд русского декаданса.
Последним великим русским поэтом, тесно связанным с Венецией, суждено было стать Иосифу Бродскому.
…Кое-как уложившись в короткий срок, отведенный на устройство дел, 4 июня 1972 года, буквально подталкиваемый в спину сотрудниками КГБ, он пересек границу страны, где родился и провел безвыездно тридцать два года. Спустя три месяца Бродский оказался в университетском городе в самом центре США. Впрочем, и здесь жизнь не получилась оседлой: приглашаемый нарасхват, он немало поколесил по Штатам. Бурный год подходил к концу. Наступили рождественские каникулы, когда университетские кампусы пустеют – студенты и профессура разъезжаются по домам. Бродский уехал в Венецию.
Этому городу он посвятил первое большое произведение, целиком написанное в эмиграции, – элегию «Лагуна» (январь 1973). Вспоминая через двадцать лет свои первые венецианские каникулы, он опишет их осторожной и в то же время парадоксальной фразой: «Это ощущалось как приезд в провинцию, в какое-то незнакомое, незначительное место, – может быть, на родину после многолетнего отсутствия».
У Бродского в Венеции было немало любимых адресов. Буквально в ста метрах от Набережной Неисцелимых дом под номером 923. Здесь и по сей день живет Роберт Морган, друг Бродского, американский художник, однажды приехавший в Венецию, да так и оставшийся здесь. Они часто встречались в кафе «Нико», рядом с подъездом дома Роберта. Гастрономическая Венеция Бродского весьма разнообразна. Одно из любимых его заведений – ресторанчик «Локанда Монтин», где до сих пор висит картина Моргана. Еще одно – траттория «Алла Риветта» – неподалеку от Сан-Марко, где подают чикетти – маленькие бутербродики, которые Бродский обожал. Гордится своим великим клиентом и харчевня «Маскарон», неподалеку от церкви Санта-Мария-Формоза. Там на простых деревянных столах бумажные скатерти, с потолка свисают лампочки на плетеных проводах, а в меню всего три-четыре блюда. Не хочешь – не ешь. Зато если захочешь – не пожалеешь. Иосифу нравилась эта непритязательность и отсутствие помпы.
Не было у Бродского в Венеции и постоянного жилья. В первый приезд он остановился в пансионе «Академия». В своей знаменитой «Лагуне» он писал:
Три старухи с вязаньем в глубоких креслах
толкуют в холле о муках крестных,
пансион «Академия» вместе со всей Вселенной
плывет к Рождеству под рокот телевизора...
Так же повезло отелю «Лондра» на набережной Скьявони: здесь в 1977 году Иосиф написал стихотворение «Сан-Пьетро» об одноименном венецианском островке в районе Кастелло, который ему очень нравился. Там редко бывают туристы, это такие рабочие рыбацкие кварталы Венеции, чем-то напоминающие любимую им Малую Охту в Петербурге.
Он любил бродить по этим улочкам, в отдаленной части Венеции, мимо северной стены «Арсенала», от которой виден остров Сан-Микеле, мимо длинной стены госпиталя к площади Сан-Джованни и Паоло: «...Держась больничной стены, почти задевая ее левым плечом и щурясь на солнце, я вдруг понял: я кот. Кот, съевший рыбу. Обратись ко мне кто-нибудь в этот момент, я бы мяукнул. Я был абсолютно, животно счастлив».
В последние годы своих приездов в Венецию Бродский останавливался в Паллаццо Маречелло у своего друга Джироламо Марчелло, представителя одного из древнейших венецианских родов.
Бродский не жалел себя, он не отказывался от кофе и табака, хотя перенес две операции на сердце. 28 января 1996 года он умер в Нью-Йорке, а через полтора года, подруга его последних лет Мария нашла ему место здесь в Сан-Микеле, где он и был перезахоронен. Между Россией и Америкой, которым он отдал по половине своей жизни.
-----
Венеция неразрывно связано, не только с русской поэзией, но и с музыкой и балетом.
Здесь похоронен Сергей Дягилев, знаменитый русский импресарио, издатель, театральный деятель, автор знаменитых «Русских сезонов», открывших Европе отечественный балет. Дягилев поехал в Венецию, где поселился в хорошо знакомом по предыдущим посещениям «Гранд Отеле» в комнате с видом на море. Он не знал, что отель на Лидо станет последним его земным прибежищем. Он прибыл в Венецию вечером 8-го августа 1929 года. Ему оставалось жить 11 дней.
Дни эти проходили по-разному. Вначале он даже пытался вставать с постели, вечер следующего дня провел на площади Сан-Марко. Его сопровождал молодой танцовщик Лифарь, только что с успехом станцевавший в Париже Блудного сына в балете Прокофьева. Но состояние ухудшалось, непонятная хворь одолевала и наводила на печальные мысли. Лежа в постели, он вспоминал, что любил в этой жизни – рассказывал Лифарю о щемящих душу пейзажах Левитана, о 6-й симфонии Чайковского, напевал своим сильным, но неприятным и негибким голосом мелодии из «Тристана».
Да, с голосом ему не повезло, он любил пение – одно время даже мечтал о карьере певца, знал толк в опере. В 1908 году привез в Париж новую постановку «Бориса Годунова» Мусоргского с Шаляпиным в главной роли. Опера вызвала шок у видавших виды парижан. Русская музыка поначалу казалась варварской, неблагозвучной, но дягилевской труппе – блестящему ансамблю певцов, танцоров, художников удалось совершить невозможное – влюбить парижан в произведение русского гения.
Дягилев умер в Венеции 19 августа 1929 года. Умер неожиданно для близких ему людей, для сотрудников, для ценителей его таланта. Ему было 57 лет. После тяжелого года работы, после утомительного, но богатого впечатлениями путешествия по Германии со своим новым протеже, юным композитором Игорем Маркевичем, Дягилев приехал в Венецию – отдохнуть. И нашел здесь последний приют на кладбище острова Сан-Микеле.
Существует легенда, что как-то в Лондоне гадалка предсказала Дягилеву «смерть на воде». Суеверный и мнительный, Дягилев предсказания гадалки испугался. Его страшили любые путешествия по воде. О 10-дневном морском путешествии «шефа» в Америку Сергей Лифарь, не будучи очевидцем, но, основываясь на свидетельствах и фотографиях, говорит как о настоящей трагедии – тот сидел на палубе, укутанный, привязанный ремнями, и пил виски все десять дней плаванья. Но стоявшей по пояс в воде Венеции Дягилев не боялся, и здесь ему было суждено умереть, причем до сих пор в книгах можно встретить чуть ли не десяток противоречивых диагнозов. Наверное, самый верный из них – это Судьба.
С Венецией связана судьба и двух великих русских композиторов – Петра Ильича Чайковского и Игоря Федоровича Стравинского.
1877-й год был тяжелым для Чайковского. Здесь и радость премьеры «Лебединого озера» в Большом театре, и женитьба на Антонине Милюковой с последововашим разрывом. Надежда фон Мекк начинает выплачивать Чайковскому ежемесячную субсидию и композитор отправляется в путешествие: Берлин, Женева, Париж, Флоренция, Рим, Венеция… Здесь он останавливается в большом и одновременно уютном отеле «Лондра». Вид на лагуну и остров Cан-Джорджо вдохновили композитора на написание в 1877 году первых трёх частей Четвертой симфонии, сначала названной автором «Do Leoni» (До Леоне) в честь крылатого льва на площади Сан-Марко и льва, изображённого на гербе Англии. Постояльцы того самого 106-го номера гостиницы до сих пор говорят о том, что посреди ночи они слышат тихую музыку маэстро. А песня гондольера – баркарола – увековечена во «Временах года», которые сами по себе – диалог со знаменитым Вивальди. Ее фрагменты вы слышите в этой главе.
Игорь Стравинский, представитель уже следующего за Чайковским поколения, был многие годы был дружен с С. П. Дягилевым. В «Русских сезонах» в Париже прошли премьеры балетов Стравинского «Жар-птица» (1910), «Петрушка» (1911), «Весна священная» (1913), принесшие композитору мировую славу. С 1910 г. Стравинский подолгу жил за рубежом. Сначала в Швейцарии, с 1920 – во Франции, с 1939 – в США. Стравинский дружил с итальянскими музыкантами Бузони, Казеллой, Молинари, Риетти, Чекетти и другими, бывал в Генуе, Турине, Флоренции, но его любимым и последним итальянским городом стала Венеция. Он так же как и Бродский умер в Америке, но завещал похоронить себя здесь, рядом с Сергеем Дягилевым.
Как видим, Венеция существует не только вне времени, но и вне пространства. Приехав в нее, вы можете почувствовать, что так в нее и не попали. И наоборот, вернувшись домой, возможно, вдруг обнаружите, что это самый близкий к России город, недаром Санкт-Петербург называют Северной Венецией, а одну из главных набережных Венеции – Славянской. Раз соприкоснувшись с ней, вы всегда будете чувствовать, что она где-то рядом.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Венеция"

Информация по экскурсии

Длительность: 2 ч
Длина маршрута: -
Автор: В. Звездарева
Читает: О. Кравчук

Венеция – столица итальянской провинции Венето – один большой музей под открытым небом, где, по статистике, на одного местного жителя приходится до 170 туристов. Это единственный в мире город, стоящий на воде. Построенная на сваях, Венеция, словно парит над лагуной в прозрачном воздухе или проступает сквозь мелкую сетку дождя, как гравюра старого мастера. Аудиогид охватывает главные достопримечательности города на воде: Собор и площадь Сан-Марко, Дворец Дожей, дворцы большого канала, острова Венецианской лагуны. Вы узнаете о знаменитых венецианцах: Тициане, Беллини, Карпаччо, Казанове, Вивальди. Отдельный рассказ посвящен «русской Венеции».


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.



Предложения наших партнеров по Венеции

Ежедневная прогулка по Венеции

На дружеской обзорной прогулке вы познакомитесь с историей Венеции, прочувствуете дух «Плавающего города» и научитесь ориентироваться в лабиринте улочек и

Автор: Tripster

Венеция без маски

Во время экскурсии мы будем не просто смотреть Венецию, но и исследовать ее, чтобы понять, кто были эти странные люди,

Автор: Елена

Венеция на самом деле

Для большинства путешественников Венеция представляется исключительно туристической меккой, декорацией, где словно невозможна реальная жизнь. Но Венеция живёт! На экскурсии вы

Автор: Alissa

Курьёзы, легенды и мифы Венеции

Загадочная и прекрасная, жизнерадостная и печальная, возникшая на болотных кочках среди лагуны, существует уже много столетий в постоянной угрозе погрузиться

Автор: Алла

Живая Венеция

Это не столько экскурсия, сколько лёгкая, живая, творческая, душевная прогулка по Венеции. Никаких излишеств! Тонкое сочетание истории, фактов, легенд, рассказов,

Автор: Аскар

Неповторимый дух Республики

В мире считанное количество настолько космополитичных городов, как Венеция. Даже на одном из первых его зданий есть барельефы людей разных национальностей. Это город,

Автор: Юлия

Легендарная Венеция

Экскурсия предназначена для всех: кто в Венеции впервые или, напротив, был здесь уже много раз. Вы увидите как самые знаменитые городские места —

Автор: Вероника

Скрытая Венеция

Приглашаю пройтись по любимой набережной Бродского Фондаменте Нове и таинственным лабиринтам старинной больницы, насладиться шедеврами Тициана и Тинторетто, а также увидеть место захоронения 27 дожей.

Автор: Elena

Обзорная Венеция: от В до Я

Со мной вы сможете спокойно наслаждаться городом не отвлекаясь на карту и не боясь заблудиться, а я в это время

Автор: Maksim

Добро пожаловать в Венецию!

На этой прогулке вы узнаете о жизни, истории и традициях самого необычного в мире города, увидите знаковые достопримечательности и нетривиальные

Автор: Кристина

Ночная Венеция: пешком и по воде в компании коренного венецианца

Чтобы лучше прочувствовать атмосферу древнего города, нужно исследовать его без суеты и лишних людей. Для этого я приглашаю вас экскурсию

Автор: Marco

Венеция и острова венецианской лагуны

Я постараюсь открыть для вас Венецию во всей ее красе, помогу прочувствовать ее уникальность и самобытность. Вы узнаете все самое

Автор: Татьяна

Первое знакомство с Венецией

Вы увидите главные венецианские достопримечательности: площади Сан-Марко и Сан-Поло, старинный мост Риальто, изображенный на тысячах открыток, скуолы Иоанна Евангелиста и

Автор: Elena

По крышам Венеции

Приглашаю прогуляться по смотровым площадкам Венеции и взглянуть на нее с необычного, захватывающего дух ракурса. Вы сделаете великолепные панорамные снимки,

Автор: Анжела

Венеция: история и судьбы

Венеция — город вне Времени, один из самых загадочных и желанных для путешественников. Вам предстоит погулять по его таинственным улицам,

Автор: Юлия

Истории и легенды вечерней Венеции

С наступлением вечера, когда стихает шум туристической толпы, Венеция погружается в воспоминания. Вы почувствуете, как остановится время: лабиринт улочек, великолепные дворцы и отблески огней

Автор: Елена