Улица Шатлавская

Улица не длинная, ее формирует всего несколько домов. Все они были построены в период готики, а потом, по традиции, перестраива¬лись – либо с течением времени и в связи с изменением моды, либо из-за пожаров. Здесь в прошлом жили городские ремесленники. Например, в доме № 140 в течение практически 100 лет проживали семьи пе¬карей, в доме № 141 жили сапожники и портные.
Существовали два совершенно разных типа сапожников – «новот¬ник» и «ветошник». Первым разрешалось шить обувь и торговать ею, в то время как ветошники ремонтировали и продавали только старую. Между двумя группами ремесленников существовала по¬стоянная неприязнь.
Но в любом случае работа эта была доходной. Например, высокие ездовые башмаки стоили 80 мейсенских грошей (в 1578 году), женские ботиночки – 20–30 грошей, женские туфельки обходились в сумму от 8 до 20 грошей, а обувь для четырехлетнего малыша – около 4 грошей. Другими словами, все это было дорогим удовольствием, поэтому бедные люди с весны до осени ходили босиком.
Но на празднике, на службе в храме не будешь сверкать голыми пятками. На такие случаи обувь нужна обязательно. Вот и экономили деньги, чтобы заказать хотя бы одну пару для особо торжественных дней, церковных праздников.
В здании № 142 долгое время была солодовня, поэтому дом так и называли: «Со¬лодовня под Ратхаузом». Затем он был собственностью ремесленников разных профессий – кузнецов (несколько поколений), портных, каменщиков.
Кузнецы с незапамятных времен относились к числу очень зажиточных горо¬жан, так как их профессия всегда была востребованной. Они изготавливали изделия из железа – то¬поры, серпы, лопаты, косы, гвозди, подковы, т. е. все то, что необходимо в работе другим ремесленникам и крестьянам. Уже издавна объединялись в цеха. Причем в эти организации входили не только непосредственно кузне¬цы, но и ремесленники-бочары, часовщики, оружейники, мастера по ремонту и изготовлению замков, решеток.
Наибольший расцвет кузнечного ремесла пришелся в Чехии на эпоху ренессанса. Изготовители замков часто имели двойную квалификацию – создавали замки, ключи и при этом еще и оформляли входные двери. В это время замки уже не вешали, их мон¬тировали внутрь, чтобы не было видно, поэтому они уже тогда были очень сложными.
В доме № 143 долгое время размещалась городская тюрьма, или «Шатла?ва», как ее тогда называли. Отсюда и название улицы. Соседний дом № 3, в направлении к площади, был до 1519 года старой городской ратушей, а позже превратился в жилой. Но здание тюрьмы осталось в ведении города и продолжало выполнять свою функцию. После пожара 1867 года оно пережило капитальную реконструкцию.
Редко в каком городе имелось особое здание для тюрьмы, обычно для этого приспосабливали подвалы башен или ратуш. Заключенных никогда не быва¬ло много. Обычными воспитательными мерами в городе считались штрафы или публичные наказания на площади у позорного столба. К тюремному заключе¬нию приговаривали редко, как правило, должников до выплаты долга. В тюрьму часто попадали бродяги и девицы легкого поведения, совершившие мелкие кражи. Обеспечение заключенных едой и одеждой было делом родственников осужденного. Если таковых не было, стражники во¬дили узников по городу, собирая для них подаяние.
С улицы Шатлавской поворачиваем направо, немного пройдем по Мясной вверх и попадаем на улицу Горни (Horni). Здесь, на пересечении улиц, необходимо оглянуться. Ни в коем случае нельзя пропустить этот великолепный вид, открывшийся на замковую башню.
Название улицы, по которой мы поднимемся на обзорную площадку, связа¬но с тем, что в прошлом ее замыкали ворота, называемые «Горные» (установленные на одном из самых высоких мест города), в их верхней части был подвешен колокол, звонивший перед закрытием города на ночь. Этот звон должен был предупреждать путников, купцов, чтобы они ускорили шаг и успели до тем¬ноты оказаться за городской чертой, если планировали покинуть город в этот день. Ворота снесли в 1839 году.
На улице Горни мы сразу же оказываемся перед очень известным домом, его принято здесь называть «Капланка» или «Дом капеллано». Капеллан – это священник при часовне (капелле) или домовой церкви. Этот дом был построен по ини¬циативе рожм¬беркского канцлера Вац¬лава Ровного с 1513 по 1518 годы. Старое здание для семи капелланов стало уже тесным, поэтому ре¬шились на строительство нового.
В нем размещались часовня святого Павла, комнаты для гостей, челяди, больных и складские помещения. 2 ноября 1518 года была составлена дар¬ственная, согласно кото¬рой дом переходил крумловским капелла¬нам. Причем, в ней строго ого¬варивалось точное место проживания капелланов и их обязанности. С 1666 года он перешел в собственность города, а в 1803-м здесь было создано специ¬альное проти¬вопожарное помещение для хранения метрик.
Характерной чертой позднеготиче¬ской постройки является высокий фронтон с зубцами и угловой эркер, опирающийся на каменную крученую колонну.
За домом Капелланов находится городской храм, но мы о нем поговорим позже, когда будем возвращаться.
На улице Горни дома строились в основном в XIV и XV столетиях, позже, как это было принято, меняли свой внешний вид довольно часто.
Дом № 148 относится к числу ста¬рых, хорошо сохранившихся. Главный фасад украшает волютовый щит с тре¬угольным тимпаном, напомина¬ющим о том, что эпоха раннего барокко коснулась этого здания. В 1526 году здесь поселился каменщик Миха?л Ру?бик (Michal Rubik), семья кото¬рого приехала в Крумлов из Австрии. В основном, этот мастер выполнял за¬казы в городе, работал и в храме святого Вита.
Ремесленники-строители поль¬зовались большим авторитетом и ува¬жением у жителей любого города и ни¬когда не оставались без работы. Размах строитель¬ства тогда был невиданным. Го¬род ме¬нялся и преображался на глазах. Основ¬ными строительными профессиями считались каменотесы и каменщики. Камено¬тес – это, собственно, скульптор, создающий столбы, ка¬менные купели для крещения в храме, над¬гробные плиты, украшающий дверные и оконные порталы.
Каменщик или кладчик строит дом – возводит стены, своды, щиты, ступе¬ни. В XVI столетии эти два ремесла в Че¬хии слились воедино. Каменотесы, как бо¬лее образованные и искусные ремеслен¬ники, быстро осваивали ремесло ка¬менщиков, в результате чего появилось новое назва¬ние – строитель.
И толь¬ко барокко вновь внесло коррек¬тивы в строительную терминологию. Главного строителя теперь стали называть архитек¬тором, каменотеса – каменщиком или кладчиком. Об оформле¬нии и де¬корациях дома теперь заботился штукатур.
Среди иностранных представителей этого ремесла больше всего было итальянцев и немцев. Чешские мастера объединились в ремесленные гильдии еще в средневековье и довольно часто прини¬мали на определенных условиях и ино¬странцев. Причем эти цеха объединяли и каменщиков, и камено¬тесов. Перед началом строительства обычно заключался договор между ма¬стером и заказ¬чиком. Если ремесленники не выполняли его вовремя, то наказывались выплатой штрафа. Иногда дело доходило и до суда. Со временем эти цехо¬вые организа¬ции начали распадаться, так как многие мастера хотели быть свободными от всяких ограничений и делать то, что им хотелось.
Еще несколько минут подъема по улице, и слева вы увидите выход на обзорную площадку, откуда открывается захватывающий вид на замок и город. Здесь имеет смысл задержаться, сфотографироваться и полюбоваться этой за¬стывшей красотой.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Чешский Крумлов"

Информация по экскурсии

Длительность: 2,5 ч
Длина маршрута: 3 км
Автор: Коллектив компании Jupitertour
Читает: Е. Загузов, К. Малыгина

Чешский Крумлов – удивительно сохранившийся средневековый город, где словно остановилось время. Грозный замок, уютные улочки и теснящиеся друг к другу дома, своенравная река Влтава и мосты через нее, создают удивительный историко-культурный климат, попасть в которые стремятся миллионы туристов. С 1963 года исторический центр был объявлен памятником культуры, а в 1992 году попал в список всемирного наследия Юнеско.


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.