Улица Латран (продолжение)

Дом № 39 сейчас называют домом «У Рожмберкского всадника». В своей основе это готическая постройка, пережившая капитальную реконструкцию в XVI столетии.
У фасада оказалась счастливая судьба. В 1980 году во время ремонта крыши отвалился кусок обветшалой штукатурки, и под ним был найден фрагмент старой фрески. В связи с этим провели зондирование и обнаружили довольно большие части фресок XVI столетия, которые были скрыты двенадцатью слоями штукатурки.
То, что удалось спасти и восстановить, представлено сейчас на фасаде. На вздыбленном коне, покрытом красной попоной, – рыцарь в доспехах. В его левой руке – щит с рожмберкской розой. Правой рукой он сжимает обнаженный меч, поднятый над головой, на его шлеме снова мотив розы.
С двух сторон от него – частично сохранившиеся изображения львов. Всадник на коне является геральдическим символом рода, часто его можно увидеть на рожмберкских замках и на книгах как экслибрис.
На верхних щитах изображены гербы Вилема из Рожмберка и его третьей жены Анны Марии Баденской.
Очень интересным, с точки зрения архитектуры, является дом № 37 на Латране. В своей основе он готический, точнее, это два отдельных дома, объединенные в период перестройки в 1550 году. Домовой щит создавался позже, в XVIII столетии в стиле классицизма.
С 1573 по 1591 год здание принадлежало рожмберкскому гетману Йетриху Слатинскому (Jetrich Slatinsky). Обычно подданные Рожмберков, чиновники и ремесленники, работавшие в замке, жили в непосредствен-ной близости от него. Когда началась капитальная перестройка города в XVI столетии, большинство городских домов было расширено.
Из-за действующих городских укреплений места в городе было мало, поэтому дома расширяли либо соединением двух соседних, либо пристройкой задней части ко двору, либо за счет создания выносных этажей, эркеров.
Не разрешалось менять ширину улицы или величину площади, т. е. расширять дом за счет первого этажа. Поэтому нижние этажи часто были yже и меньше верхних. Здесь же на углу сохранились и средневековые напятники, их устанавливали на углах домов с наружной части, чтобы проезжавшие телеги не оббивали углы.
Форма камней-напятников была разной. Они могли напоминать растения, животных, людей, какие-то атрибуты власти. Поэтому часто выполняли декоративную функцию. В Чехии, как и в других странах Европы, этот строительный элемент был неотъемлемой частью любого здания, как труба или домовой знак.
Позже здесь была городская корчма, а с конца XIX столетия до первой трети XX – кафе «Финк», где часто бывал художник Эго?н Шиле.
Дом расположен на пересечении улиц Латрана и Пивоварской (Pivovarska). Последняя, по сути, является слепой и заканчивается у ворот заднего въезда когда-то замковой, а сейчас городской пивоварни «Эггенберг». Часть комплекса пивоварни была жилой частью, там жила мать последних Рожмберков Анна из Регендорфа. Вторая часть какое-то время при Петре Воке выполняла функцию замкового арсенала.
Дом № 36 на Латране позднеготический, сохранил свой первый этаж в неизменном виде. Штукатурка – рустикальная, выполненная в технике сграффито в XVI столетии. В течение нескольких столетий здесь жили ремесленники-портные, в том числе и придворные портные Рожмберков.
Весьма загадочен символ дома – два перекрещенных молотка. К сожалению, точно неизвестно, когда именно, но появился он, скорее всего, благодаря тому, что здание с 1563 года какое-то время принадлежало семье шорника Вольфа Шултиса (Wolf Schultys). Через два года он продал его сапожнику Регору Копу (Rehor Khop), жившему здесь до начала XVII столетия.
В работе этих ремесленников молоток был одним из главных орудий труда, поэтому, возможно, этот знак и появился на фасаде дома. Но это всего лишь предположение. Ведь молоток является еще и распространенным масонским символом. В этом смысле он олицетворяет могущество мастера, орудие, обращающее профана в профессионала высокого класса.
Фундамент дома № 20 относится к самым старым, сохранившимся в подградье. Фасад был перестроен в 1800 году, после чего готическим остался только первый этаж. Второй и третий перестраивались в эпоху ренессанса в середине XVI столетия. Последние акценты в здании поставило барокко во второй половине XVIII столетия.
В 1586 году его купил рожмберкский повар Мато?уш Ру?бичек (Matous Rubicek), а позже здесь жили подданные владельцев замка, в том числе и высшие чиновники, например, гетман Петр Шлот (Petr Schlot). С 1690 года он стал местом проживания придворного трубача Эггенбергов Франтишка Леопольда Питермана (Frantisek Leopold Pitter-man).
Мимо дома № 15 на Латране пройти, не остановившись, невозможно, он считается одним из самых ярких ренессансных шедевров города. Сумев сохранить свое готическое ядро, при ренессансной перестройке он переоделся, превратившись в архитектурную жемчужину. Фасад украшен сграффитовой штукатуркой с мотивами пятилепестковой розы. Интерьер первого этажа хранит готические фрески с изображениями чешских святых: Вацлава, Вита, Войтеха, Зигмунда, Про?копа и Людмилы. По-видимому, в прошлом здесь была часовня.
С 1576 года в этом доме жил голландский художник Габриэль де Блонде?, работавший для Рожмберков в замке Бехине, а потом в Крумлове. Всего пять лет судьба отвела этому талантливому человеку для работы в крумловском замке, но за это время было создано немало – расписаны фасады третьего замкового двора и интерьеры личных помещений Вилема из Рожмберка в замке. С 1720 года здание принадлежало золотых дел мастеру Фебриану Майеру (Febrian Mayer).
В самом конце Латрана, напротив замковых ступеней, высится башня бывшего костела святого Йошты. Ее можно увидеть практически с любой точки города.
На этом месте раньше стояла часовня святого Йошты, основанная около 1334 года Петром из Рожмберка. Она была частью небольшого госпиталя.
В 1546 году костел оказался под патронажем Анны из Регендорфа (матери Вилема из Рожмберка), а после ее смерти о часовне заботился сам Вилем. В 1596 году началась перестройка старого здания в стиле ренессанс под руководством Доменико Бенедито Кометта, превратившая ее в храм.
В 1598 году после освящения получил новое название храма Святой Троицы. Отдали его крумловским протестантам. Из-за большого притока немецких жителей в город, в XVI столетии службы здесь велись на немецком языке. В костеле проводились мессы и «Чешскими братьями» (одно их протестантских направлений христианства, основанного Чехии в XV столетии).
В 1600 году император Рудольф Габсбургский запретил проведение месс для некатоликов. После продажи Крумлова Габсбургам в 1601 году храм взяли под свою опеку иезуиты, а в 1615 году ему было возвращено старое название – святого Йошты и святой Агнессы.
В 1787 году, в эпоху реформ императора Иосифа II, он был закрыт, а в 1790 году крумловский городской совет продал его за 1245 золотых горожанину Кашпару Коитнему. Позже здание перестроили под жилой дом с правом варить пиво. В 1802-м здесь располагались казино и танцевальный зал, тогда же появилась и терраса, обращенная к реке.
С 1900 года он стал обычным жилым домом. Позже, через двадцать лет, на первом этаже появился магазин по продаже обуви. Несмотря на многочисленные перестройки, в здании сохранились готические части, напоминающие о его первоначальной функции.
Мотивация посвящения храма святому Йошту неизвестна точно, возможно, связана с тем, что костел был госпитальным. В средневековье святой Йошт почитался как защитник людей во время эпидемии чумы. Имя его не очень популярно в Чехии. Йошт (Jost, Judocus, фр. Josse) был братом короля бретонцев Юдикаэ?ля (северо-западная область Франции), отрекся от трона, стал священником и с 665 года жил как отшельник в пустынном месте. Умер в 669 году. Позже на этом месте основали бенедектинское аббатство, а в 997 году он был канонизирован. Его праздник отмечается 13 декабря. Часть мощей хранится в Баварии, где его культ более популярен.
Рядом с храмом святого Йошты находится дом № 13, он выполнял в прошлом функцию госпиталя или приюта для бедных и престарелых работников Рожмберков. Это, по сути, два двухэтажных здания, соединенных в форме буквы L, с фонтаном во дворе. Вход во внутренний двор ограничен воротами с гербами Яна Кристиана из Эггенберга и его жены Марии Эрнестины.
Первый госпиталь на этом месте был построен по инициативе Петра I из Рожмберка в 1334 году. По сведениям, приведенным в исторических документах, здесь тогда проживало 13 человек, а с 1364 года уже 17. Питание и медицинское обслуживание оплачивали Рожмберки. Составной частью госпиталя был хозяйственный двор на Шпичаке (сейчас жилая часть города). Тех, кто умирал в этом госпитале, хоронили на средства владельцев замка. После перестройки в 1708–1710 годах его расширили, и здесь уже могли проживать около 25 человек. Со второй половины XIX столетия в здании были созданы квартиры для служащих и пенсионеров, работавших у Шварценберков. Госпиталь и одновременно дом для престарелых выполнял свою функцию до 1922 года. После закрытия перестроен под жилой дом.
Надо напомнить, что в средние века назначение госпиталя отличалось от современного понимания. Латинское слово включает в себя корень «hospes» – гость, и поначалу эти заведения действительно выполняли функцию гостиниц, ночлегов для путников. Со временем, эта функция уступила место другой – содержанию и лечению больных и нищих горожан или подданных вельмож. Госпитали были не в каждом городе, это считалось привилегией. Чешский Крумлов относится как раз к тем немногим, где подобные заведения появился очень рано. Их основателями были частные лица, чаще всего вельможи, хозяева замков, городов.
Фасад здания № 2 дважды изгибается, повторяя тем самым форму когда-то находившихся здесь городских оборонительных укреплений.
Впервые об этом доме упоминают документы XVI столетия. Он был пристроен к оборонительной стене между костелом и Латранскими воротами. Задний фасад – это и есть бывшие укрепления, толщина их стен на уровне первого этажа составляет около метра.
После снесения ворот, в 1835 году, дом пережил период капитальной реконструкции. Он принадлежал представителям разных профессий, но, в основном, кожевенникам, дубильщикам кожи. Одной из специализаций этого ремесла было изготовление кожаных седел, поэтому это здание помнит замкового шорника Кашпара Волфа (Kaspar Wolf), жившего хдесь с 1614 года.
Он выполнял заказы исключительно для вельможи и его гостей. Возможно, именно тогда появился домовой знак – изображение двух лошадей в зеркальном отражении друг к другу.
Почему это здание сейчас называют «У двух вдов», неизвестно. Согласно историческим данным, в нем действительно с 1652 года жила вдова Марианна, но вот упоминаний о другой хозяйке, возможно, просто не сохранилось.
Дом № 1 на Латране в городе до сих пор называют «банями». Впервые эти неотъемлемые атрибуты средневековья на этом месте упоминаются в 1347 году. Тогда, скорее всего, они были пристроены к городским укреплениям и воротам.
Строительство этого дома датируется 1540 годом, но та старая постройка не сохранилась полностью.
Печальную известность дом приобрел, когда его хозяином стал банщик Сигизмунд Пихлер (Zikmund Pichler). У него было четыре дочери, две из них – близнецы. Самой печально – известной стала Маргарита, которую-то и убил дон Юлиус, внебрачный сын Рудольфа Габсбургского.
Горожане обвинили в случившемся мать Маргариты – Луцию и настаивали, чтобы семья покинула город. Но городской совет это требование не поддержал и разрешил Пихлерам остаться в Крумлове. Городские бани здесь были до конца XIX столетия.
Средневековые бани были весьма убогим наследием античных римских. Но все-таки они достигали в XIV–XVI столетиях более высокого уровня, чем в более поздний период. В малых городах обычно было 1–3 бани, в средних и крупных – редко более четырех. Обычные бани имели купели с холодной и горячей водой, отдельные помещения для мужчин и женщин, но в некоторых были и парные, обязательным атрибутом которых стали березовые веники. Банное дело всегда было семейным ремеслом. Кроме самого банщика, работала его жена и прислуга. Чаще здания для бань арендовали, но иногда и становились их владельцами.
В такие заведения в те времена ходили не только мыться, но и поправлять здоровье. При первых признаках болезни жители города и вельможи чаще обращались не к врачу, а к банщику. К обычным врачебным процедурам относилось кровопускание, удаление больных зубов, массаж. Один раз в месяц мыться ходили и несостоятельные горожане. Дворяне пользовались службами банщика регулярно. Он обычно напаривал своего клиента, мыл, брил, стриг волосы и ногти.
Кроме гигиенических и медицинских функций, бани играли и социально-общественную роль. Во время процедур здесь подавали напитки, закуски, поэтому многим жителям именно в таких условиях было удобно обсудить местные новости, решить деловые вопросы.
Проводился здесь и косметический уход за кожей и волосами, продавались специальные мази, масла для улучшения внешнего вида, причем не только горожанок, но и горожан. Правда, эти процедуры не соответствовали моральному кодексу средневекового человека. Церковь рассматривала эти действия как противоречащие прирожденной простоте, данной Богом. И, тем не менее, обойтись без них было не так просто.

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ОБЪЕКТА

Информация по экскурсии "Аудиогид: Чешский Крумлов"

Информация по экскурсии

Длительность: 2,5 ч
Длина маршрута: 3 км
Автор: Коллектив компании Jupitertour
Читает: Е. Загузов, К. Малыгина

Чешский Крумлов – удивительно сохранившийся средневековый город, где словно остановилось время. Грозный замок, уютные улочки и теснящиеся друг к другу дома, своенравная река Влтава и мосты через нее, создают удивительный историко-культурный климат, попасть в которые стремятся миллионы туристов. С 1963 года исторический центр был объявлен памятником культуры, а в 1992 году попал в список всемирного наследия Юнеско.


Что бы воспользоваться экскурсией,
Вам необходимо устройство

Под управлением iOS не ниже 5.1.1
или Android не ниже 4.0.1.